Красный Сормович

Красный Сормович / 2005 год / № 26 /

Семейный альбом

Порой он хотел уйти в бакенщики и зажигать на Волге огни…

НИКОЛАЙ ЗАЙЦЕВ БЫЛ ДУШОЙ И СЕРДЦЕМ КОМАНДЫ РОСТИСЛАВА АЛЕКСЕЕВА

НИКОЛАЙ ЗАЙЦЕВГлавный конструктор ЦКБ по СПК Ростислав Евгеньевич Алексеев — это генератор идей, их экспериментальная проверка, разработка архитектурного облика корабля и принципиальных конструктивных решений. Главный инженер Николай Алексеевич Зайцев (1922 — 1967) — это творческая реализация замыслов, воплощение их в чертежах и конструкциях, работа с сотнями конструкторов, технологов, мастеров и рабочих. Прекрасный инженер, он обладал удивительной работоспособностью, внутренней самодисциплиной, поразительным тактом в отношениях с людьми и вместе с тем требовательностью и последовательностью в осуществлении принятых решений. По общему признанию, он был душой и сердцем коллектива, а для главного конструктора — щитом и амортизатором во взаимоотношениях с руководством управления и Министерства.

О таланте Зайцева — инженера, конструктора, организатора — написано и сказано немало. Воспоминания его жены и соратника Валентины Михайловны восполняют «белые пятна» в биографии Николая Алексеевича, рассказывают о его корнях, истоках становления этой яркой неординарной личности.

Заячья жилетка

Дедушка Коли по отцовской линии был очень способным и грамотным парнем, а потому служил писарем в деревенской управе. Деревня была барская, владели ею две старые девы, довольно милосердные. Зимой в управе было холодно, и молодой писарь носил заячью жилетку, за что и получил прозвище «Заяц».

Когда пришел срок служить в армии, барыни выписали ему документ на фамилию Зайцев, хотя настоящая его фамилия была Баранов. От Петра Зайцева и пошла новая династия.

Его сын Алексей, когда пришла пора жениться, выбрал невесту по любви. Жили Алексей Петрович и Прасковья Федоровна в мире и согласии, было у них 8 детей.

Братья и сестры

с женой и дочерью СветланойНиколай родился 27 января 1922 года в селе Ломакино Гагинского района Нижегородской области. Он был седьмым ребенком, после него родилась еще сестра. Два первенца в семье Зайцевых умерли в младенческом возрасте.

Старшая сестра Вера окончила институт иностранных языков и преподавала английский в Индустриальном институте. Брат Алексей, закончив мединститут, сразу же попал на фронт. В боях спас сотни раненых, был контужен. После войны работал в Нижнем, был блестящим хирургом. Брат Борис после окончания третьего курса университета был мобилизован на фронт. Связал с армией всю жизнь, демобилизовался в звании майора. Сестра Валентина с отличием окончила мединститут, была врачом-кардиологом, воспитала двух замечательных сыновей. «Последышем» в семье была сестра Александра — добрейший человек, прекрасный рентгенотехник, мать двоих сыновей.

Центром притяжения всей этой большой семьи, жившей в непростых материальных условиях была Прасковья Федоровна. Она не отличалась крепким здоровьем, но обладала властным характером. Она сумела внушить детям нежную любовь и к себе, и друг к другу. Каждую неделю все мы собирались в ее гостеприимном доме с гостинцами и подарками. Весело проводили время за чаем и за картами. Мама очень любила «мухлевать» во время игры, ее постоянно «ловили», и все при этом очень веселились…

К сожалению, все Колины братья и сестры рано ушли из жизни, распалась эта большая и дружная семья…

Голуби, лыжи и паруса

Коля Зайцев со своим голубем. 1937 годПоскольку Коля был младшим из братьев в семье, он, естественно, пользовался заботой и покровительством старших. Его оберегали от всех соблазнов подросткового возраста — курения, выпивок, драк, одновременно приобщая к своим интересам. Алексей был прекрасным фотографом. Николай быстро освоил это искусство. Но сам не любил позировать, поэтому его фотоснимков осталось мало. Борис увлекался разведением голубей — и Николай стал заядлым голубятником. Часами не слезал с голубятни, которую соорудили во дворе дома на Полевой. Там, на Полевой, семья чудом ютилась в двух крошечных комнатках коммунальной квартиры. Спали под столом и на полатях в кухне.

Один из голубей, выращенных и натренированных Колей, занял первое место в соревнованиях на приз газеты «Пионерская правда».

Потом пришли увлечения коньками и лыжами — а их в те годы достать было непросто. Братья катались по очереди.

В 1940 году Николай поступил на кораблестроительный факультет Индустриального института. Оказался в одной группе с Ерлыкиным, в секции паруса — с Поповым, попал матросом на яхту к Алексееву. Это и определило всю его дальнейшую судьбу.

Шесть «слонов» и одна «слониха»

В 1941 году, окончив школу, я мечтала стать капитаном дальнего плавания, но девушек на судоводительский факультет не брали, вот я и пошла учиться строить корабли. После первого курса нас отправили в колхоз, где я и познакомилась с Иваном Ерлыкиным, который был приятелем Николая Зайцева.

Новый 1944 год я встречала уже со своими новыми друзьями по работе в колхозе и по занятиям в парусной секции. Позднее вернулся из Ленинграда Ростислав Алексеев и с фронта Валерий Иконников.

Шла тяжелая война, было голодно и холодно, но в наших домах (у меня, у Ерлыкина и Иконникова) всегда удивительно гостеприимно принимали нашу «бригаду» из 6-7 человек. Помню наши, как теперь принято говорить, «тусовки», бесконечные шутки и хохмы. Всегда находился для нас чугунок горячей картошки, капуста и неизменный винегрет. Наши родители очень любили, терпели и привечали этот «Союз любителей острых напитков» (сокращенно «СЛОН»), состоящий из шести «слонов» и одной «слонихи».

Все свободное время проводили на парусной станции ДСО «Водник». Зайцев и Попов были матросами на яхтах Алексеева «Родина» и «Ласточка». Побеждали во всех соревнованиях: в Поволжских регатах, Чкаловской и Дзержинской гонках, в первенстве Союза…

Закончив институт, Зайцев, Ерлыкин и Баранов получили направление в Эстонское пароходство — они мечтали плавать механиками в «загранку». Прощание наше было горьким и трогательным — без слез не обошлось…

За путевками отправились в Москву. А там в Министерстве встретились с Ростиславом Алексеевым: ему разрешили организовать ЦКБ и набирать кадры. Он уговорил Зайцева вернуться на работу в Горький. Радости моей не было предела!

Работа, работа и работа!

А.Н.Туполев и Н.А.ЗайцевЖизнь потекла в новом режиме. «Все, что мешает работе, нужно отметать!» — таков был лозунг Алексеева.

В 1946 году я закончила институт и вышла за Николая замуж. В 1948 году у нас родилась дочь Светлана. Друзья постепенно тоже обзавелись семьями, детьми. Встречаться еженедельно мы уже не могли, но дружбе своей никогда не изменяли, спешили на помощь при первой же необходимости.

После нашей свадьбы вся любовь моих родных переключилась на Николая, я в семье стала «падчерицей». Все, что бы он ни делал, — было замечательно, что бы ни сказал, — было истиной.

Коля был, конечно, настолько «правильным», чистым, честным, доброжелательным, выдержанным и спокойным, что очаровывал людей с первого знакомства. Я думаю, у него не было врагов, а друзей и поклонниц тысячи.

Жизнь в доме была подчинена его заботам, его радостям и горестям, победам и падениям. В печати уже неоднократно писали о том, как жилось ЦКБ, Алексееву и всем его соратникам. Сколько раз их награждали, сколько раз разгоняли и уничтожали! Сколько раз Коля собирался уволиться, подавал заявления — собирался уйти в бакенщики, спокойно ловить рыбу и зажигать на Волге фонарики…

Может, так и нужно было поступить? Может, и жизнь его не была бы столь короткой? Но, говорят, такие люди и Богу нужны, а потому и не живут долго…

Хочется вспомнить всех его друзей, ушедших из жизни, сгоревших на этой работе: это Григорий Сушин, Вячеслав Зобнин, Константин Рябов, Сергей Моисеев, Владимир Моисеев, Борис Спящев, Александр Васин, Леонид Попов, Ростислав Алексеев, Иван Ерлыкин, Иван Шапкин.

Память о них будет жить, пока живы мы.

Валентина ЗАЙЦЕВА

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru LiveInternet: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня