Версия для печатиВерсия для печати Гость номера | № 6 | Февраль | 2007

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/852/

Елена Камбурова

Дай нам Бог еще встречи…

В этот день зал Нижегородской филармонии до отказа заполнили преданные поклонники и почитатели уникального таланта Народной артистки России Елены Камбуровой.

Медленно померк свет, на сцене появились музыканты — пианист Олег Синкин и Вячеслав Голиков — скрипач и гитарист, к центральному микрофону, словно тень, скользнула солистка, едва слышно зазвучала песня Булата Окуджавы «В городском саду». Казалось, она возникла ниоткуда. Мелодия вначале скорее угадывалась, и лишь потом слова и музыка становились все более ощутимыми. Казалось, что глубокое, тончайшей звукописи, богатейшее тембрально, контральто Елены Камбуровой не восходило от нее, а доносилось откуда-то сверху, из неизвестного прекрасного и одновременно печального далека. Невольно припомнилось трогающее сердца волшаниновское: «Далекий Благовест заутреннего звона пел тихо в воздухе, дрожащий, как струна… ».

В двух отделениях прозвучало более 30 сочинений, созданных талантливыми русскими, советскими, французскими, греческими композиторами и поэтами. Но это был не концерт. К жанру, представшему в этот вечер вниманию ее почитателей, Камбурова шла долгим и сложным путем.

Родилась Елена Антоновна в Новокузнецке. Отец — инженер, мать — врач. Родословная семьи восходит к грекам Приазовья. Детство прошло на Украине, в городе Хмельницком. В юности мечтала стать укротительницей тигров, драматической актрисой, серьезно увлекалась поэзией. Однако после школы поступила в Киевский институт легкой промышленности. И все же через два года приехала в Москву — поступать в «Щуку» (Театральное училище имени Б. В. Щукина). Несмотря на поддержку председателя экзаменационной комиссии Б. Е. Захавы и выдающейся актрисы Ц. Л. Мансуровой, ученицы Вахтангова, третий тур Камбурова не прошла: яркая индивидуальность абитуриентки не вписывалась в рамки привычных амплуа драматического театра. Тогда и проявился характер: чтобы остаться в Москве, Елена пошла работать. Убирала на вокзале вагоны, на станции Катуар (в сорока минутах езды от Савеловского вокзала) строила клуб. В этот момент и случилась счастливая встреча с Мансуровой, надолго давшая девушке запас мужества. У нее появилась возможность бывать дома у Цецилии Львовны.

Дай нам Бог еще встречи…

Она разузнала, что самый лучший в Москве коллектив художественного слова — студия при Клубе медработников на улице Герцена (сейчас там «Геликон-опера»). Звездой коллектива был Саша Калягин. Он подражал тогда Райкину, а Елена выступала в амплуа травести, читала фельетоны, разыгрывала с Калягиным скетчи. Это он первый сказал: «Лена, тебе нужно петь». Помог ей на первых порах и Ролан Быков, готовивший с ней «Сказку о дожде» Беллы Ахмадулиной. Он объяснил, что микрофон для актера — это как крупный план в кино: обнаруживает тончайшие вещи, которые актер или может, или не может сделать.

Однажды Камбурова пришла показаться в эстрадную студию режиссеру Сергею Каштеляну и по его просьбе спела: «Куда бежишь, тропинка милая»… А два последних куплета ей подыграл на рояле Кирилл Акимов, ее будущий муж. Каштелян уговорил Лену поступить в Государственное училище циркового искусства на вновь открывшееся отделение эстрады.

Тогда ее называли «дизёз», что по-французски означает «рассказчица». Певицей она не собиралась быть и пыталась освободиться от уроков вокала. Но судьба не согласилась с ее мнением, и Елена пришла к открытию, что в работе с микрофоном можно позволить себе абсолютно невокальные краски. Это не пение, но все же способ выражения эмоций. И появилось «бестембровое пение», «радиошепот», которое она называет «тень звука» и которым очень дорожит. Этим краскам, которые она наработала за долгие годы жизни и труда, ее никто не учил. Лена сама себя научила.

В училище, за кулисами цирка, Ролан Быков знакомит Елену с Леонидом Енгибаровым. Он жил с мамой в деревянном домике недалеко от телестудии и в шутку говаривал: «Я — сторожевой пес Останкино». Енгибаров предложил Елене сделать совместную программу. Никто не мог и предположить, что ему оставалось жить 20 дней… Они вместе пошли на день рождения Евгения Евстигнеева. Затем вдвоем проводили Енгибарова домой. А через день Леонида не стало: оторвался тромб, сердце остановилось…

На втором туре педагог, актриса ТЮЗа Татьяна Ивановна Булкина, предложила Камбуровой прочесть «Нунчу» из горьковских «Сказок об Италии». На радиостанции «Юность» сделали интересное музыкальное сопровождение, включили песни, все это записали и дали в эфир. В это время по счастливой случайности в гостиничном номере включила радио Фаина Раневская и услышала ее чтение. А затем впервые в жизни написала письмо на радио. Письмо — с самыми высокими словами. Так судьбе было угодно, чтобы они встретились, а потом и подружились. Три последних года своей жизни Фаина Георгиевна встречала Новый год дома вдвоем с Еленой Камбуровой.

Вскоре после записи передачи и песен на Всесоюзном радио преподаватель училища С. А. Кашелян показал Елене несколько песен Новеллы Матвеевой, сказав: «По-моему, это ваше». Так начался творческий путь ее как певицы. «Ветер» Н. Матвеевой — первая песня, с которой Камбурова вышла на сцену. Исповедальность, темперамент, романтизм юной певицы сразу привлекли к ней внимание зрительской аудитории. И это тоже неслучайно: в их роду любили петь и бабушка, и мама, и отец, который, к тому же, хорошо играл на гитаре.

В эксклюзивном интервью Алексею Самойлову по поводу «Песни моей исторической родины», написанной Н. Теодоракисом, Елена Антоновна рассказала: «Действительно, у меня греческие корни, но как жаль, что я принадлежу к поколению, которое не очень интересовалось своими предками, своей родословной. И только на старых фотографиях я вижу очень хорошие лица. Греческие корни у меня и по отцовской, и по материнской линиям. Кстати, все мои родственники относились к сельской интеллигенции: учителя, лица духовного звания писари. Все они — дедушка, дяди — были репрессированы.

На гастролях в Таганроге я зашла в музей Чехова и в комнатке, посвященной друзьям писателя, увидела большую фотографию с подписью «Семья Камбуровых». Я спросила у сотрудников музея: «Это греки?» — «Да, греки». — «А откуда?» — «Из-под Мариуполя, еще до революции уехали в Америку». Будучи в Америке, я дважды разыскивала Камбуровых, но безрезультатно».

Теме трагедии человеческой судьбы в эпоху тоталитарного сталинского режима Камбурова посвятила две сюиты для голоса и оркестра: «Реквием» на цикл стихотворений Анны Ахматовой и «Сохрани мою речь» на стихи Осипа Мандельштама. Обе они были неоднократно исполнены в 90-х годах в Москве, в Концертном зале им. П. И. Чайковского.

Кульминацией вечера в Нижегородской филармонии стало исполнение Камбуровой баллады Владимира Высоцкого «Дом». Исполненная в финале первого отделения, она оказалась словно в точке золотого сечения. Открывая жуткую картину трагической, исковерканной человеческой жизни, изломанной судьбы народа, «Дом» возвышается над всеми прозвучавшими в этот вечер сочинениями и как масштабное произведение музыкально-поэтического искусства, и как нравственно-психологический центр всей композиции. Знаменателен выбор Камбуровой эпиграфом к этой балладе стихов Максимилиана Волошина:

«Кто ты, Россия? Мираж? Наваждение?
Была ли ты? Есть? Или нет?
Омут? Стремнина?
Головокружение?
Бездна? Безумие? Бред?»

На пресс-конференции после сценического выступления я поинтересовался, как появился «Дом» в репертуаре Елены Антоновны.

— Вы знаете, я вообще не собиралась петь Высоцкого. Потому что считаю, что он сам пронзительно потрясающе поет свои песни! Но здесь мистика какая-то есть. Что-то мне стало подсказывать, подталкивать взяться за это. Меня так поразила эта вещь, и я представила, что мне это может оказаться по силам. Музыканты стали уговаривать не браться, мол, это — явный провал. Но я их убедила попробовать. И мы попытались. Уже после первого исполнения я поняла, что это имеет смысл: мы не противоречим тому, о чем Володя написал.

С первых шагов на сцене Елена заявила о себе как тонкий и взыскательный художник. Она создала на эстраде свой высокий стиль. Ее пение — это искусство, представляющее синтез музыки, поэтического слова и актерской работы, где непременно присутствуют еще два элемента: авторская сопричастность и импровизация. Композиторы стали писать для нее, в ее жанре. Певица становилась соавтором этих произведений. Вместе с композитором В. Дашкевичем были созданы яркие музыкально-драматические интерпретации шедевров русской поэзии первой половины ХХ века, а в 1982 году они выпускают второй авторский диск «Послушайте». Спустя 4 года на фирме «Мелодия» записывается третий диск Камбуровой под названием «Да осенит тишина», включающий в себя и русские народные песни, и авторские баллады на исторические темы.

Репертуар ее отражает многогранность таланта и широту поэтических и музыкальных вкусов певицы: песни Окуджавы и Матвеевой, музыкальные интерпретации поэзии серебряного века — стихов М. Цветаевой, А. Ахматовой, О. Мандельштама, А. Блока, Г. Иванова, и наших современников Ю. Левитанского, Д. Самойлова, А. Тарковского, А. Вертинского.

Благодаря свободному владению голосом в широчайшем диапазоне, богатейшему набору тембров, интонаций и актерскому мастерству, Камбурова стала незаменима в кино, в «пении за кадром». Ее голос звучит более чем в ста кино — и мультфильмах: «Раба любви», «Небеса обетованные», «Приключения электроника» и др. Ее актерские работы в кадре: в фильмах «Монолог», «Клоун», «Поворот сюжета», «Мой театр» и др.

За годы творческой деятельности певица выпустила 5 пластинок на фирме «Мелодия» и 2 компакт-диска. Она реализовала идею создания песенного спектакля со всеми театральными атрибутами — декорациями, костюмами, реквизитом, сложной световой партитурой. Первым опытом стал спектакль «Игра снов» (режиссер В. Дружинин), премьера которого состоялась в 1993 году в Санкт-Петербурге.

В 1992 году Елена Антоновна стала художественным руководителем основанного ею театра Музыки и поэзии, объединяющего под своей крышей певцов камерного жанра. Пять лет назад у них появился, наконец, свой дом, бывший кинотеатр «Спорт» напротив Новодевичьего монастыря. По распоряжению мэра Москвы Ю. Лужкова им отдали половину этого помещения. Там два зала — на 120 и на 90 мест.

— Сегодня в театре 8 постановок, и все они довольно разные, — рассказала журналистам Камбурова. — Я и сама не думала, что мы начнем с классики. Нам повезло с режиссером, Ваней Поповским, учеником Петра Фоменко. «Грезы» — спектакль по произведениям Шуберта и Шумана. Следующий «Абсент» — уже по французскому шансону. Сейчас готовится новая постановка «Времена года». Жак Брель. Это моя пожизненная любовь. И одна из работ называется «Здравствуйте, Жак Брель». Вся по его песням, которые мы поем в оригинале.

Год назад появился спектакль «Счастливые дороги» по «Цыганам» А. С. Пушкина. Мы обладаем прекрасными голосами, но актеров у нас еще маловато.

За день до нашей сегодняшней встречи играла в очередной раз «Антигону» Софокла. Мы играем версию не Ануя, а именно ту, изначальную, что явилась 3 тысячи лет тому назад. Мне кажется, мы не ошиблись.

Мое амплуа? До какого-то времени мне казалось, что во мне только драматические краски, но, в конце концов, я убедилась в том, что я — характерная актриса.

Булат Окуджава? Он проходит через всю мою жизнь. Со всем миром его песен, его романтизмом, его Надеждой, Верой и Любовью. Сегодня я поднимаюсь еще на одну ступеньку в моей жизни: познание того огромного и безмерного, что называется «Святая Русь». Она была и есть. В жизни, в песнях, в танцах, в людях — невероятно глубоких и ярких личностях. Они не стремятся быть на виду, выставлять себя напоказ, потому и кажутся незаметными. Но они есть! И эта Вера. Мне ничего не страшно. Я ищу изо всех сил светлые песни, а их так мало, да чтоб еще и талантливо были сделаны. Но не говорить о том, какова Россия сегодня — нельзя!

Евгений ЗАГОРНЫЙ

Фото автора

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Завод Красное Сормово

История в лицах

Проведение цикла мероприятий «История в лицах» уже стало традиционным для музея истории завода «Красное Сормово». Они посвящены известным, заслуженным сормовичам-юбилярам — людям, которые в разные периоды 160-летней истории завода внесли заметный вклад в развитие производства. Музейные работники, журналисты, краеведы, ветераны предприятия рассказывают об их трудовой биографии и заслугах перед заводом. Как правило, в этот день в музей приглашаются близкие друзья и родственники юбиляров. «История в лицах» проводится для молодежи, учащихся Сормовского механического техникума.

читать дальше

Наш маленький юбилей

Дорогие читатели! Вы держите в руках юбилейный — 70-й выпуск семейной газеты «Ладушко». Её первый номер вышел в середине января 2003 года — ровно семь лет назад.

читать дальше

Наш Нижний Новгород

Юные сормовичи историю края знают лучше всех

Как прыгали от радости сормовские ребята — пятиклассники из школы № 9, когда объявили, что на городском конкурсе «Наш Нижний Новгород» они стали победителями!

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда