Версия для печатиВерсия для печати Культура | № 50 | Декабрь | 2006

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/711/

Творчество сормовичей

Новые книги сормовичей

Урожайным на новые издания стал для сормовичей конец года. Пять книг прямо с типографских станков принесли члены литобъединения «Волга» на свою очередную встречу.

Открытые окна и открытая душа

Новая книга Валерия Стрекаловского называется «Окна». Страницы этого сборника действительно окна в мир автора, в его прошлое и настоящее, окна в его душу. У поэта нет секретов от читателя. Он не отделяет себя от своего лирического героя, не скрывает от нас своей личной жизни, своей любви, вернее, своих любовей,

Глаза на правду закрывая,
Прервав души своей застой,
Беру от жизни каравая
Ломоть желаний золотой.

Душа поэта вмещает в себя не только тревогу за свою любовь, за свою работу, но и за свой народ, за свою страну:

Помоги, Боже правый!
Затянулся ночлег.
Пробуждайся, держава,
Начинается век.

Но его мрачные думы и печальные мысли тут же прерываются искромётным смехом, истинно народным юмором.

В творчестве Валерия Анатольевича параллельно существуют и переходят один в другой как бы два пласта — лирическо-литературный и народно-озорной. Здесь рядом с искренне-возвышенными, нежными признаниями, идущими из глубины души («Благодарность»), звучит откровенная, грубовато-зримая эротика («Внутренний голос»). Вся книга построена на таких контрастах.

Новогодний тост

Мой тост примите, как стихию,
Как ночь, как снег, как Новый год.
Я пью за матушку Россию,
За наш талантливый народ.
Чтоб было нам всегда уютно
В родимом доме и стране.
Чтоб мы любили абсолютно,
Как всё живое по весне!
Пускай энтузиазм рабочий
Придёт на каждый «огород»…
Дай, Бог, чтоб не был он короче,
Чем предыдущий. Новый год!

Новогодняя ночь

Год родится в праздник…
Ночь. Курантов речь.
Ёлка счастьем дразнит —
Огоньками свеч.
В доме пахнет хвоей.
Мир застыл чуть-чуть.
Только ветер воет
Здесь на млечный путь.
В эту ночь клянутся,
Этой ночью верят,
Что надежды сбудутся.
Эта ночь — как двери
В неизвестность-радость.
Жизнь на год короче…
У неё есть важность,
Эта ночь из ночи:
Самая интимная
Для души,
Чуточку картинная.
Не спе-ши.

Пятая книга отличается от остальных тем, что эта единственная книга прозы, но автор её — всё тот же Валерий Стрекаловский. Книга называется: «КОГДА ХОЧЕТСЯ ПЛАКАТЬ, Я, ИНОГДА, СМЕЮСЬ». Она представляет собой сборник рассказов, «крутосваренных» на современном русском языке. Как сказал во вступительном слове известный поэт из Санкт-Петербурга Лев Куклин, Стрекаловский отлично владеет именно русским языком, языком улицы, площади и базара.

«Мелкокалиберная проза, — говорит автор, — если не рассмешит, то по крайней мере не утомит».

Стихи из ящика стола

Так называется третья книга Александра Подшивалова. Объёмный том в четыреста страниц назвать книжкой язык не поворачивается. Но и до настоящей книги он не дотягивает. Все дело в том, что многие наши авторы печатают свои стихи и рассказы в авторской редакции и тащат в них всё написанное без исключения. Рифмованные рассуждения, воспоминания, дневниковые записи, а вот настоящих стихов маловато. Количество заслоняет качество.

И тем не менее, настоящие стихи в книге есть, правда, многие из них нуждаются в шлифовке. Но автор, безусловно, человек талантливый, и хочется верить, что четвёртая его книга будет соответствовать законам поэзии.

* * *

А ну-ка! А ну-ка! А ну-ка!
Гармошку возьми и сыграй.
Развей эту серую скуку.
Спою я, а ты подпевай!
А ну-ка! А ну-ка! А ну-ка!
Пошире меха разведи.
Забудь про вселенскую муку,
С печалью в глазах не гляди!
По кнопкам пусть пальцы летают.
А ну-ка! А ну-ка! А ну!
Мелодии пусть выжимают,
Заденут живую струну!

ДВЕ ПТИЦЫ НАТАЛИИ ЯНГ

Наталья Георгиевна Ярова выпустила свою вторую книгу «Цветы цикория». Она пришла в ЛИТО «Волга», которым руководил тогда Владимир Владимирович Мощанский. Он и посоветовал ей взять псевдоним Янг — что по-английски значит «молодая», а кроме того, это и первые буквы её фамилии, имени и отчества:

Мне фамилию мужа носить не с руки;
Разошлись и течём, как две разных реки…

Поэтесса разнообразна в своём творчестве, у нее широкая палитра лексики и неуловимая тонкость «материи стиха». Ведь стихи — всегда исповедь, а из женских уст многие слова звучат более исповедально.

Поэт творит прежде всего затем, чтобы самому себе уяснить свои думы и волнения. Думы и волнения Наталии Янг очень многообразны. Она думает о будущем, волнуется о настоящем, грустит о прошлом. По образованию она математик, большую часть жизни отдала школе, работала на ВЦ программистом, поэтому в её творчестве светлая лирика сочетается со строгостью математической, и стихи её как бы уносятся в небеса двумя птицами:

ДВЕ ПТИЦЫ

В небеса, голубой дорогою,
Унесут меня птицы смелые:
Математика — птица строгая,
И поэзия — птица белая,
Чтоб с задачею сложной справиться,
Разорвать её круг магический,
Нужен труд, но кому-то нравится
Строить ход рассуждений логических.
Много славных часов случается
При свиданьях с этою птицею,
Но порою она встречается
Со своею белой сестрицею.
И несут меня рифмы нежные,
И несут меня рифмы звонкие
Над землёю моей заснеженной,
За лучами лунными тонкими…
На ладони мне пред дорогою
Сели снова две птицы смелые —
Математика — птица строгая,
И поэзия — птица белая!

«ОТКРОВЕНИЕ» ТАТЬЯНЫ БОБЫШЕВОЙ

Ещё летом в нашей литературной страничке было написано о первой книге Татьяны Бобышевой «Откровение».

Но это была ещё не книга, а макет книги, набранный на компьютере, и вот настоящая книга всё-таки вышла в издательстве Гладковой, с чем мы и поздравляем автора.

* * *

Как искрится этот снег!
Так и брызжет чистотою.
Я ж теперь тебе, мой свет,
Душу настежь не открою.
Даже слова не скажу
О любви своей печальной,
Просто взглядом провожу,
Если встретимся случайно.
Не смотри в мои глаза
Понарошку иль невольно.
В них ещё дрожит слеза
Оттого, что сердцу больно,
Оттого, что сладкий сон,
В коем долго пребывала,
Наяву не сбылся он,
И любовь гореть устала.
Только горечь пустоты
И отчаянье безмерны,
Что меня не понял ты,
Или понял, но неверно.
Я когда-нибудь потом,
Может быть, с другой мечтою,
Поднимусь живым цветком,
Неподаренным тобою.

Ася Кузнецова

Так невероятно, но так хочется,
Чтобы переводчик (переводчица)
Стали не нужны;
Чтобы залы были многолюдными,
Лица — откровенно дружелюбными
И слова нежны;
Чтоб Иванушке из уважения
Предложил в его распоряжение
Лампу Аладдин;
Чтобы не навязывали кредо нам,
А для тех, кто верует так преданно,
Был бы бог — един;
Чтобы убивать благословения
Не давал ни на одно мгновение
Никакой Аллах;
Чтобы задохнулось всё, что целится
И дороже наших жизней ценится,
В ножнах и чехлах;
Чтоб рождались песни вдохновенные
И доверил тайны сокровенные
Мир, что так непрост;
Чтоб узлы — распутаны, разрублены,
Вина благодарственно пригублены
Под заздравный тост!

Андрей Макаров

СТАРЫЙ ГОД

Старый год состарился.
Старый год устал.
С нами он намаялся —
Кончен карнавал.
И ему, пожалуй, надо на покой…
Только на прощанье посиди со мной!
Я ему расскажу про хорошие дни,
Вспомним, как год назад зажигали огни.
Я ему расскажу про мечты, про дела,
Ну, а что не сбылось, то метель замела.
Узелочек собранный
В уголке лежит.
Календарь изорванный —
День за днём прожит.
Паровоз истории прибыл на перрон:
Цифрами отмеченный ждёт его вагон.
Я ему расскажу про хорошие дни,
Вспомним, как год назад зажигали огни.
Он коснётся рукой на прощанье меня:
Слышишь, тройка летит, бубенцами звеня!

Марина Нефёдова

В новогоднюю ночь

Сегодня, ночью новогодней
По-детски верим в чудеса.
Светлее будет и свободней
Удачи нашей полоса.
И мир такой большой и странный
Не потеряет красоту,
А жизни миг, однажды данный,
Не превратится в пустоту.
Отца и мать среди волнений
Обнимет детская рука,
И мы от новых поколений
Дождемся в Новый год звонка.
И новогодней ночью звездной
Салюта яркие цветы
Нас убедят, любить не поздно,
И наши сбудутся мечты.
И без вражды такой опасной
И без раскола и войны
В России доброй и прекрасной
Мы будем дружбою сильны.

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››