Версия для печатиВерсия для печати Наша история | № 49 | Декабрь | 2006

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/680/

Ростислав Алексеев

Летающие люди

Сегодня мы предлагаем читателям отрывок из еще одной книги о Ростиславе Алексееве — нижегородца Владимира Моисеева — «Летающие люди», которая также готовится к печати.

На пляже

Воскресенье в Каспийске для коллектива ЦКБ было объявлено выходным днём. Алексеев пригнал на городской пляж мощный катер на подводных крыльях. Были в катере водные лыжи и верёвка. Все, кто умел, стали кататься на лыжах. Но вскоре усилился ветер, увеличилась высота волны. Кататься стало трудно, и народ стал разбегаться по домам. И тут Ростислав Евгеньевич сказал мне:

— Давай, давай! Когда потяну — не сиди в воде, а сам вставай на лыжи!

Я надел лыжи и взял в руки перекладинку на конце верёвки. Страшно волновался. С первого рывка верёвки я выскочил на поверхность воды! Мотор катера взвыл! Это был какой-то ужас!

Летающие люди

Я прошибал гребень одной волны и с частью этой волны летел к следующей, прошибал её. А впереди вставала такая же огромная и зелёная. Подлетая к ней, я думал, что теперь уже воткнусь окончательно. Удар! Удар! Удар! Конца этому не было! В палку я вцепился мёртвой хваткой. Мышцы на руках и ногах окаменели. Для развесёлой банды в катере было кайфом — воткнуть новичка мордой в воду на полной скорости. За рулём был Алексеев.

Катер с пляжа примчался к дамбе завода, уходящей в море, и остановился. Я не упал, а тихо погрузился в море. Сил влезть на катер не было. Я поднял руки. Специалисты с бицепсами ухватили их и дёрнули вверх. Мои мослы загремели по деревянному планширю на борту катера. Воскресный отдых на воде кончился. Поднимался шторм.

Слесарь-интеллигент

Был однажды курьёзный момент. Приехал как-то на чкаловскую базу из столичного головного института корифей науки. Хотел познакомиться с Р. Е. Алексеевым. Чтобы избежать толкотни вокруг него, решил поймать его раньше всех. В проходной сказали, что он уже на базе и скорей всего в третьем домике. Ура!

Но, увы, увы. Во всех домиках тишина. Открыт только третий. Но и тут облом. В комнатах никого. В одной только комнате между столов и верстаков мотается долговязый работяга. Пилит, строгает, колотит молотком и очень куда-то торопится. На доктора технических наук и лауреата Ленинской премии явно не похож. Корифей решил устроить засаду и ждать.

Книга А.В Иванова «Летающие люди»

Ждать скоро надоело, да и сомнения стали одолевать.

— Будьте любезны. А Вы кем здесь работаете?

Работяга отложил инструмент. Глаза какие-то хитрые.

— Я — слесарь-интеллигент.

— А не скажете, когда придёт Алексеев?

— А я уже здесь.

— Да-а-а-а-!!!…. (Немая сцена).

Всю свою жизнь Ростислав Евгеньевич работал не только головой, но и руками. Частенько быстрее сделать самому, чем объяснять. Да иногда потом ещё и переделывать приходится.

Но вернёмся на Кавказ.

Для меня это была первая горнолыжная зима, и катался я ужасно. На широкопараллельных и плугом. А Алексеев совершил очередной злодейский акт — он уговорил тренеров записать меня в его группу. Это была первая группа — группа самых сильных.

— Он быстро научится, — это был его аргумент.

А в лагере-то было целых ч е т ы р е группы новичков! В основном они состояли из женщин. Там я был бы всё-таки человеком. Первое упражнение у них было — «оторвите руки от снега и встаньте». Они учились и учились. В приятном коллективе. Шаг за шагом. Никто никого не презирал.

Летающие люди

Я же в группе асов был сверхгадким утёнком. Кроме того, у всех было очень дорогое, модное снаряжение известных фирм. Лыжи, замки, ботинки, костюмы, перчатки, очки, шапочки, палки. Все разговоры в группе в основном шли об этом.

У меня же были самодельные ботинки и устаревшее провинциальное снаряжение. Это постоянное ощупывание моей одёжки презрительными взглядами утомляло зверски. Алексееву было легче. Слух о том, какая это важная и засекреченная фигура, разлетался мгновенно. Ему прощали проколы по оснастке и элегантности прохождения трассы.

Первый удар

Первый удар судьбы Ростислав Алексеев получил тринадцатилетним мальчишкой — с него перед всей школой публично сняли пионерский галстук. Его отец, земский агроном и страстный селекционер, Евгений Кузьмич Алексеев, оказался «врагом народа». Кто надо сообщил куда следует о том, что агроном «сеет сорняки». И отправили агронома в Сибирь. Многодетная семья «врага народа» стала бедствовать и рассеялась по стране.

Ростислав устроился работать слесарем на радиоузел в Нижнем Тагиле. Всю свою жизнь он, как и его отец, стремился к творчеству, стремился всегда и во всём быть первым. Массу людей, десятки крупных организаций вовлёк он в круговорот своих интересов и фантазий.

Под руководством Алексеева были созданы суда на подводных крыльях: «Ракета», «Комета», «Метеор», «Спутник», «Вихрь», «Полесье», «Буревестник», «Чайка», катера «Молния», «Волга», малые и большие экранопланы: от «СМ-1» до «СМ-10», «КМ», «Орлёнок», «Лунь», «Волга-2».

Его обаяние и интеллигентность были потрясающими. Но находились-таки люди, у которых он вызывал злобу. Кому-то он, видимо, мешал в каких-то личных замыслах, кто-то просто ему завидовал, кто-то комплексовался из-за собственной неполноценности.

А уж чиновникам Алексеев был как кость в горле — ни проглотить, ни выплюнуть. «Уважить» не хотел, «советов» не слушал, ломился к цели как танк. И, главное, совсем не был похож на них. Замыслы его у многих никак не укладывались в головах. Казались бредом шизофреника.

«Сальери» помельче прокалывали камеры его автомобиля, покрупнее — отнимали приобретённые для работы флот, самолёты, автомобили, плавучие мастерские, с таким трудом созданные для производства экранопланов филиалы ЦКБ, заводы, помещения, лаборатории, стенды, отнимали людей, проекты.

Алексеев построил фантастические корабли, в его жизни было много побед и наград, а неудачи и козни врагов не могли сломить его! Но вернёмся в Цейское ущелье.

Человек-магнит

Р. Е. Алексеев был человеком-магнитом. Как к могучему магниту притягиваются железные опилки, так и к Алексееву притягивались люди. Силовые линии его магнитного поля были очень разные, и их было много.

Здесь и его неимоверное обаяние, и его удивительные таланты, и фантастически интересная работа по созданию кораблей будущего. Было в нём что-то ещё. Неизученное и мистическое. Видимо, это что-то шло по его генетическим формулам.

Полёт Алексеева

Наступил день, когда решили, что можно лететь и Алексееву. Подобрали водителя, которому можно было более или менее доверять. Летать стали на бетонной взлётной полосе за рекой Троцей. Ветер нормальный, но по весу Ростислава Евгеньевича чуть слабоват и немного боковичок. Земля мёрзлая и почти без снега.

На полётах два ответственных места: на запуске и в машине руководителем полёта. Я решил остаться на запуске. Просто, видимо, в такой момент не мог оставить его одного. А, наверное, нужно было наоборот. Но и старт тоже очень важен. Практика показала, что можно разбиться прямо на старте. Только быть сразу в двух местах тоже невозможно.

Одели на Алексеева подвеску с раскрытым парашютом, подцепили буксировочную ленту. Буксировать должен был павловский автобус (ПАЗ). Вручил я ему в каждую руку бобышку управления куполом парашюта. Даю последние наставления. И тут вдруг он говорит, что парашютом можно управлять, перекашивая плечи, как в танце «цыганочка». У меня состояние стало близким к панике. Пытаюсь его срочно переубедить: когда скорость парашюта мала, ход бобышки может быть 0,8 метра, а когда большая, всего один-два сантиметра. Снова вкладываю в ладони бобышки и даю «старт».

Купол ветром заносит влево. Кричу: «Тяни правую!» Но он уже падает и едет по мёрзлому полю волоком влево. Наконец, купол повернулся вправо, но уже лишку, и он волоком мчится вправо. «Тяни левую!» Кажется, услышал. Купол выровнялся. Алексеев, наконец, поднялся в воздух и стал лететь над землёй на высоте, примерно, 1,5 метра!

И вдруг он бросил бобышки, а руки раскинул крестом. Сердце у меня оборвалось! Это пошла «цыганочка». На высоте метра три ветром его сносило влево. Когда он вышел на ветер, то набрал высоту метров 30 и после этого грохнулся на землю. Полёт почему-то не прекратили, и Р. Е. ещё летел на высоте 5 — 10 метров. Я подумал, что если его буксируют с переломами, то они поступают неправильно!!!

От нас это было уже очень далеко. Машина не стала уезжать, (как можно было предположить, в больницу), а направилась к нам. Минуты тянулись бесконечно. Автобус остановился. Ростислав Евгеньевич вышел из него и пошел ко мне. На своих двоих!!! Вид был очень взъерошенный, но радостный. Рады были все. Он жив и даже без переломов.

—Да. Ты был прав! Я, когда грохнулся, решил, что пора кончать самодеятельность. Нашел бобышки и стал ими управлять.

Вряд ли найдётся ещё человек, слышавший от него такие слова.

«Ты был прав!» Ну, не любил он это словосочетание! На что это похоже!? «Ты был прав!!!» И как же нужно было треснуться, чтобы он сказал такое?! Какой орден может быть почётнее таких слов от Р. Е. Алексеева?

Спасли его длинные тренированные ноги, обутые в унты на толстой войлочной подошве, и плюс, конечно, прекрасная координация движений. Такому шасси можно позавидовать. Конечно, это не было чисто свободным падением. Парашют, видимо, сколько-то работал, хотя и был на боку. Но как он ухитрился в такой катавасии найти бобышки!? Фантастика! Они были вверху и сзади. Две маленькие бобышки. Видимо, очень жить хотелось!!!

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Старые рождественские открытки

Поздравление из прошлого века

В некоторых семьях необыкновенно трепетно относятся к поздравительным открыткам от родных и близких, десятилетиями бережно хранят их. Около полутора десятков рождественских открыток сохранилось в семейном архиве сормовича Валерия Алексеевича Козлова. Благодаря этому наша газета получила возможность показать читателям, как выглядели новогодние и рождественские открытки ровно 100 лет назад, поведать, чего люди желали друг другу в эти праздники, которые и сегодня мы считаем самыми святыми и волшебными.

читать дальше

Ладушко

Клубок голубой шерсти

История, рассказанная четырьмя женщинами.

читать дальше

Штефан Дик из города Брюхзаль в Германии

Немецкий парень учит юных сормовичей

В специальном (коррекционном) детском доме № 1 Сормова занимается информатикой с ребятишками немец Штефан Дик.

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда