Версия для печатиВерсия для печати Дела житейские | № 38 | Сентябрь | 2006

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/452/

Балахниночка

Балахниночка

Это было давно, но не настолько, чтобы выветрилось из памяти. В те послевоенные годы нехитрая еда появилась в достатке, заиграло в глазах, и запелись веселые песни.

Как-то летом, в последние дни сенокоса, я рыбачил с другом за Волгой, на озерах. У нас была небольшая резиновая лодочка, самодельные примитивные снасти. Но уже первая пойманная щучка была наградой и за переход в 15 километров, и за холодную ночевку у костра и за муки, которые приходилось терпеть от комаров, безжалостно терзавших нас всю ночь.

В тот раз мы выбрали стоянку на высоком берегу — место заметное и рыбаками уже обжитое: кострище, столик со скамеечками, а рядом — землянка, нежилая, в меру запущенная. В те времена эти «сооружения» стояли по лугам по всей Заволге. Внутри были печки из красного кирпича или железные, с трубой, на один-два котелка. Из обстановки стол и два топчана вдоль стен. Зато сена — от души!

Рыбалка наша не задалась, и друг мой решил вернуться домой. А я поплыл один дразнить щук. Вернувшись вечером к своей стоянке, я приметил на другом берегу озера двух женщин. Они отмахивались ветками от комаров, и та, что постарше, прошлась шуткой по поводу моего небогатого улова: «Кто стреляет и удит, у того ничего не будет!» И в тот момент случилось чудо! Леска затрепетала, и я выловил средней величины окуня.

Ее подруга, молоденькая девушка, изъявила желание порыбачить. И мы отправились на лодке вдвоем. Обменялись именами. Выяснилось, что они поварихи, присланные балахнинским бумкомбинатом вместе с отрядом, который работает на сенокосе в подшефном колхозе.

К нашему улову добавился еще один окунек. Вечерело. Надо было возвращаться к биваку. На противоположном берегу несколько мужичков суетились, устраивая лагерь из палаток и шалашей. Женщины почистили рыбу, я затеплил кострище. Мы похлебали ухи, попили чаю. Начался нудный дождичек. Гостьи засобирались к своим. Я предложил остаться в сухой и теплой землянке. Старшая дала понять, что ее ждут в лагере. А юная Балахниночка приняла приглашение, тем более что я показал себя очень робким юношей. Перевез за озеро старшую, и мы остались вдвоем.

Затопили печь, уселись возле открытой дверцы и предались мечтам в духе чеховских или тургеневских семейных сцен: хорошо в уютном домике с садиком, в плетеных креслах летом, в мягких — зимой, с любимой, которая играла бы на клавикордах… Нам было хорошо. Но дрова кончились, и мы разошлись каждый на свой топчан. Дождь шелестел по крыше, и мы долго не могли заснуть, иногда перебрасываясь пришедшей на ум мыслью…

Рано утром я протопил печь и отправился на рыбалку, оставив девушку досыпать в тепле. Вернувшись с очередного круга по озеру, увидел ее на берегу, она попросила переправить ее в лагерь — пора была готовить завтрак для косарей.

Я переправил ее, мы грустно расстались с условием встретиться, как будет у нее свободное время. Времени, видимо, не нашлось… Я лег спать. Опять зарядил дождь. Проснулся от вскрика поскользнувшегося на ступеньках человека и сильного удара в дверь. В дверях землянки я увидел силуэт крупного мужчины. Он попросился «прибиться к шалашу». Я не возражал.

Ночной гость оказался веселым дядей. Рыбак, спинингист. Развернул деятельность необычайную: затопил печь, вскипятил чай, вытащил из мешка домашнюю снедь и фляжку со спиртным. Широкий человек — Ноздрев, да и только! Разговор вертелся вокруг рыбацких проблем, и вдруг я, почти никогда не бравший в рот хмельного, рассказал про вчерашний вечер. Как я промахнулся!

Женщины, видимо, были его «конек». Что он мне, глупому, наговорил! Мои уши и щеки пылали как угли. Он рассуждал о той, которая была у меня, и о том, чего я не сделал, и почему она не пришла сегодня. Эти его разглагольствования должны были взорвать меня. Но я молчал. Не ударил его, не выгнал. Мальчишка! Не заставил этого самодовольного циника «заткнуть фонтан», не сумел защитить честь ни в чем не повинной девчонки. Может быть, современной молодежи мои переживания покажутся надуманными и ничего не стоящими. А меня стыд за ту мою трусость и сегодня гложет…

Юрий МАХАЛОВ

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Вахта памяти

Сорок лет назад, в воскресенье 18 января 1970 года, на одном из стапелей цеха СКМ завода «Красное Сормово», на строящейся подводной лодке зав. №712 произошла авария. При проведении гидравлических испытаний оборудования атомной энергоустановки произошел неуправляемый пуск реактора и тепловой взрыв, разрушивший активную зону с выбросом ядерного топлива из разрушенных ТВЭЛов (тепловыделяющих элементов) и радиоактивной воды в виде пара.

читать дальше

Дворец культуры

Год со сказки начался

8 января во Дворце культуры ОАО «Завод «Красное Сормово» прошла традиционная, в четвертый раз, рождественская елка главы Сормовского района, организованная при поддержке Нижегородской Епархии.

читать дальше

Снего-лего

Снежные пожелания сормовичам

Кто из ребят не любит пушистый белый снег?! Таких, пожалуй, не найдется, ведь из него можно вылепить и задорного снеговика, и горку, а может, и что-то гораздо более необычное. На очередном ежегодном конкурсе «Снего-лего», прошедшем накануне Нового года в Сормовском парке, старшеклассники смогли и в «снежных скульпторов» в свое удовольствие поиграть, и даже призы за это получить.

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда