Версия для печатиВерсия для печати Гость номера | № 49 | Декабрь | 2009

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/3426/

Владимир Михайлович Буцын

Упал с балкона — и стал писателем!

В нижегородском издательстве «Кварц» вышла в свет документальная повесть Владимира Михайловича Буцына «Эпоха балакинского правления». Михаил Владимирович — уроженец одного из красивейших мест России, села Румянцево Дальнеконстантиновского района Нижегородской области. Долгое время он работал на заводе «Красное Сормово». Живет в Сормове и сегодня.

«Эпоха балакинского правления» — первая книга прозы писателя-самородка. Богатым, живым, образным языком рассказывает автор об уникальной истории родных мест, о замечательных людях, которые здесь живут.

— Владимир Михайлович, расскажите о своих корнях, своей родословной.

— Я родился в 1955 году. Мой дед Иван Степанович Буцын был главным конюхом Румянцевского совхоза — в те времена это было второе лицо после председателя. Под опекой деда было 120 орловских рысаков. В 1936 году он был отправлен в Москву, на ВДНХ, где получил второе место за кобылицу Тучка. Долгие годы в избе на бревенчатой стене висели две грамоты «За высокие достижения в коневодстве», подписанные Сталиным и Калининым. После этого в колхоз прислали целый вагон сбруи! А деда односельчане замучили расспросами, просили еще и еще раз рассказать о столице, о выставке. Бабушка была очень верующей и усердно посещала нашу Казанскую церковь. Дед по материнской линии — Михаил Иванович Кондратьев погиб в первые дни войны, бабушка была телятницей.

Моя мать, Юлия Михайловна, всю жизнь проработала в совхозе бухгалтером; отец, Михаил Иванович — электриком. Детей в семье было двое: я и моя сестра Ольга. После школы-восьмилетки я отправился учиться в Дзержинск, в техникум. Когда учился на первом курсе, не стало отца — он погиб в результате несчастного случая, ему еще не было сорока лет…

— Судя по вехам вашей трудовой биографии, вы не собирались заниматься литературной деятельностью?

— Стихи писал с юности, но профессию выбрал далекую от творчества: после окончания техникума получил специальность «технолог по производству твердых химических веществ». Практику проходил на одном из заводов города химиков, в цеху, где производились тротил и гексоген. За курение на территории завода давали срок — два года. Весь инструмент в цеху был из цветного металла, чтобы не давал искру. Каждая мастерская в целях безопасности обнесена земляным валом…

Несколько лет до и после армии работал на Горьковском авиационном заводе сборщиком самолетов. Служил в погранвойсках, на финской границе. Довелось принимать участие в задержании нарушителей границы.

С 1979 по 1992 год работал на заводе «Красное Сормово» — в гальванике, в транспортном цехе, мастером в МС-3. После 1992 года началось время «выживания в фирмах». Занимаясь евроремонтом, чему только не научился — был и плотником, и шпаклевщиком…

— А как складывалась личная жизнь?

— В том же 1979 году я женился на Валентине Зюзиной — нашей, румянцевской. Мы с детства жили по соседству, вместе ходили в школу. Валентина Александровна окончила пединститут, выучилась на преподавателя физики, работала в одной из сормовских школ. Пошли дети, нужна была квартира. А на заводе существовало негласное правило — обеспечивать квартирами в первую очередь те семьи, в которых и муж и жена работают на «Красном Сормове». И перешла моя Валентина в заводской отдел кадров, а когда людям с «верхним» образованием разрешили встать к станку, ушла в цех МС-4, работала на станках с ЧПУ. В 1986 году мы получили долгожданную трехкомнатную квартиру на Володарском поселке. Сегодня сыновья наши — Михаил и Павел — уже взрослые, занимаются промышленным альпинизмом.

— Когда же проснулась в вас тяга к литературному творчеству?

— Случилось это в 2000 году. Я занимался ремонтом на балконе, оступился и упал с четвертого этажа. Но остался жив! С гематомой головного мозга, переломами левой ноги и руки меня отправили в 39-ю больницу. Там врачи мне мозги поправили — и я начал писать! Дали вторую группу инвалидности, появилось свободное время. Начал с «Румянцевских рассказов», на свои средства издал три небольшие книжки в мягких обложках. Это была проба, хотелось проверить, как народ воспримет мое писательство. В нашем селе книжки разошлись, как горячие пирожки! Частично эти рассказы вошли в мою главную на сегодняшний день книгу — «Эпоха балакинского правления», которая была издана тиражом 1000 экземпляров, и тоже на собственные средства.

— О чем ваша книга?

— Она о моей родине, о моих земляках. Мне хотелось, чтобы о нашем Румянцеве узнали и полюбили его. Чтобы каждый взглянул и на свою малую родину новыми глазами. А название повести связано с тем, что годы моего детства и юности — с 1956-го по 1973-й — пришлись на то время, когда у совхозного руля стоял мудрый руководитель и незаурядный человек, Андрей Трофимович Балакин. Фамилию Балакин произносили и с опаской, и с гордостью, и с уважением, а порой и с иронией. Но как ни склонялась эта громкая и известная фамилия, это не мешало ее хозяину повышать урожайность зерновых и корнеплодов, механизировать труд крестьян, вести строительство, развивать культуру и спорт. На ферме мычали 880 коров, в телятнике ждали корма более 1400 телят, а в овчарне больше 1200 овец. Сегодня мы с ностальгией вспоминаем балакинские времена, когда не было власти денег, крупного воровства, зависти и злобы…

— Над чем вы работаете сегодня?

— Моя новая книга «Рассвет над Волгамасовой вершиной» будет посвящена опять же родному селу, постперестроечным временам. Румянцевцы удержались на плаву, во-первых, благодаря тому, что вместо картошки стали выращивать лекарственные травы: календулу, валериану, расторопшу. Во-вторых, стали улучшать породу коров. Сначала купили в Петербурге семь быков гордшинской породы. Приплод получился крупный. Коровы стали давать больше молока. но с невысокой жирностью. Тогда в Москве закупили семь быков германской породы — это оказалось «выстрелом в десятку»! Коровы стали давать молока и много, и жирного. С 2000 года румянцевское хозяйство стало племзаводом. Теперь уже к нам приезжают со всей России, в год продаются до 50 бычков! Зерно в совхозе выращивается только элитное: обычное стоит 3 рубля за килограмм, а элитное — 100 руб-лей! И от покупателей нет отбоя. Не зря Румянцевское хозяйство сегодня считается лучшим в области, а его нынешний директор — Владимир Николаевич Ушков был награжден орденом, который ему вручил губернатор Шанцев. Ушков — твердый, волевой человек. Вот только один пример: однажды всех нарушителей дисциплины он затолкал в автобус и повез в Кстово кодироваться…

— Владимир Михайлович, вы не планируете написать о заводе «Красное Сормово»?

— Почему бы нет? Было бы время. На заводе и люди были интересные, и дела они делали великие.

Записала Маргарита ФИНЮКОВА

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Снего-лего

Снежные пожелания сормовичам

Кто из ребят не любит пушистый белый снег?! Таких, пожалуй, не найдется, ведь из него можно вылепить и задорного снеговика, и горку, а может, и что-то гораздо более необычное. На очередном ежегодном конкурсе «Снего-лего», прошедшем накануне Нового года в Сормовском парке, старшеклассники смогли и в «снежных скульпторов» в свое удовольствие поиграть, и даже призы за это получить.

читать дальше

Вахта памяти

Сорок лет назад, в воскресенье 18 января 1970 года, на одном из стапелей цеха СКМ завода «Красное Сормово», на строящейся подводной лодке зав. №712 произошла авария. При проведении гидравлических испытаний оборудования атомной энергоустановки произошел неуправляемый пуск реактора и тепловой взрыв, разрушивший активную зону с выбросом ядерного топлива из разрушенных ТВЭЛов (тепловыделяющих элементов) и радиоактивной воды в виде пара.

читать дальше

Штефан Дик из города Брюхзаль в Германии

Немецкий парень учит юных сормовичей

В специальном (коррекционном) детском доме № 1 Сормова занимается информатикой с ребятишками немец Штефан Дик.

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда

Научиться рисовать легко, когда есть хороший репетитор по рисованию.