Версия для печатиВерсия для печати Наша история | № 46 | Ноябрь | 2009

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/3400/

Учитель с большой буквы

Педагог. Наставник. Друг

Давно мне хотелось рассказать о человеке, который был Учителем с большой буквы. В годы Великой Отечественной войны, еще будучи молодым человеком, он взял на себя ответственность возглавить школу ФЗО № 15 при заводе «Красное Сормово». В послевоенные годы, вплоть до 2000-х годов, это учреждение называлось ПТУ № 5, сейчас — Сормовский механический техникум им. Героя Советского Союза Павла Семенова. В обязанности директора школы ФЗО входило и воспитание подростков, и обучение их рабочим профессиям, в которых остро нуждалось производство в то тяжелое для страны время. Этот человек — мой дедушка, Дмитрий Захарович Ланцберг (1913 — 2006).

В 1931 году он начинал с формовщика-литейщика в чугунолитейном цехе завода «Красное Сормово», с 1942 по 1952 год возглавлял школу ФЗО, С 1953 по 1969 год работал старшим мастером копрово-шихтового цеха, был его парторгом.

Сегодня я все отчетливее понимаю, какое огромное влияние оказал на меня этот уникальный человек. Его испытал на себе всякий, кто хоть раз общался с ним, не говоря о тех людях, которым довелось учиться, работать с ним. Ученики Дмитрия Захаровича, будучи уже пожилыми людьми, до последнего дня его жизни звонили, интересовались, беспокоились о его здоровье.

Когда дедушка был еще жив, по одному из каналов Нижегородского телевидения шла программа об учителях и учительстве. Интервью взяли у пожилой женщины на улице, как позднее выяснилось, она—выпускница школы ФЗО № 15 военной поры. Ее спросили, помнит ли она о своей школе?

— Конечно, помню, — сказала она. — Особенно директора школы Дмитрия Захаровича Ланцберга. Он столько сделал для школы, для ребят…. Если Дмитрий Захарович жив и слышит меня сейчас, пусть он знает, что я, как и многие другие его ученики, помню и люблю его.

Дедушке был 91 год. Мы все замерли, слушая это случайное интервью. Взглянув на дедушку, переполненные счастьем и гордостью за него, мы увидели слезы радости на его лице. Через несколько месяцев его не стало…

Вскоре после начала Великой Отечественной войны при заводе «Красное Сормово» экстренно была организована школа фабрично-заводского обучения: кадровые рабочие уходили на фронт, производство требовало молодых рабочих рук. Школа была расположена в пустовавших зданиях на Володарском поселке. Ребята под руководством педагогов-наставников сами ремонтировали здания, общежитие на улице Замкнутой. В школу принимали юных сормовичей, ребят из сельской местности и эвакуированных.

Обучали молодежь 40 цеховых мастеров с «Красного Сормова». Первый раз ребята собрались в классе летом 1942 года. На занятия являлись без опозданий, строгие и подтянутые, как солдаты. Кого готовила школа? Слесарей—сборщиков, электросварщиков, прокатчиков, сталеваров мартеновских печей, прессовщиков, кузнецов, токарей, фрезеровщиков, формовщиков, монтажников. Производственную практику учащиеся проходили в заводских цехах.

Серьезнейшего внимания требовала воспитательная работа с подростками. Часто директору приходилось разъяснять своим ученикам политическую обстановку, укреплять чувство ответственности, долга перед страной, перед коллективом. Каждый день Дмитрий Захарович оставался после работы в цехе, чтобы побеседовать с учениками.

— Время было такое, что подростков принимали в школу всех — много было недисциплинированных, которые плохо влияли на уже обучающуюся в школе молодежь. Но люди были нужны очень… — вспоминал заместитель директора завода по кадрам Т. С. Слепнев.

Дедушка не раз говорил: «Не так уж трудно было обучить смышленых мальчиков или девочек ремеслу. Если постараться, конечно. А вот зажечь в обездоленном войной и лишениями подростке сознание ответственности за самого себя, привить ему любовь к своей профессии — куда сложнее». Тяжело приходилось иногда и в общении с мастерами-педагогами. «Мы не гувернантки, — говорили некоторые из них. — Научить своей специальности я могу, обучу его профессиональным секретам, а воспитателя из меня не получается. С какого конца к парню подступиться?». И директору приходилось вести обучающую работу с педагогическим составом школы. Он говорил: « Я их понимаю, пути к сердцу ребят приходилось искать порой как бы ощупью».

Однажды рассказывал директор к вновь прибывшим на обучение ребятам, какие задачи стоят перед молодыми специалистами в военное время. И заметил, что есть недовольные:

— Послали бы в вуз — другое дело. Подумаешь, наука — ФЗО!

Тогда рассказал директор ребятам о своей судьбе, о том, как пришел пешком из Украины, из бедного местечка Старая Синява, в Нижегородскую область, чтобы учиться: семья была большая, родителям нужно было прокормить и поставить на ноги младших детей. Вот и решил мальчик четырнадцати лет сам строить свою судьбу. Добирался где пешком, где с пересадкой на поездах. Но у мальчика была цель — стать настоящим человеком, быть полезным своей стране, помочь ей «встать на ноги».

Дмитрий Ланцберг окончил школу, отслужил 3 года в армии на Дальнем Востоке, учился дальше, пошел работать. Был активным во всех делах завода, душой коллектива. Женился. В 1941 году родился старший сын (мой дядя). Затем наступила война…. Дмитрий Захарович рассказал ребятам о бывших сормовских слесарях, которые теперь цехами и даже заводами управляют: А. И. Ляпине, Г. И. Кузь-мине…. Присмирели ребята.

— Так что, где точку поставить, зависит от вас самих, — сказал им директор. — А что касается вуза, туда за ручку не водят. К тому же, школа ФЗО — вузу не помеха.

И назвал имена еще многих сормовских инженеров, которые в большинстве своем начинали с ученичества в цехах завода — И. П. Макрушев, Н. Л. Командин, В. П. Воробьев, Б. П. Коняхин, П. А. Черноверхский, И. В. Мочалов, А. М. Белкин, А. А. Брызгалов, И. М. Климаков, — а затем закончили высшие учебные заведения и выдвинулись на руководящие должности.. (Надеюсь, их дети или внуки прочитают эти строки и узнают, что имена их близких еще живут в памяти нижегородцев).

Директор спросил парня, где он раньше учился. Оказалось, тот, который «фыркал» на школу ФЗО, еле дотянул до восьмого класса.

— Что же ты в вузе будешь делать, если средней школы не мог одолеть? — спросил Дмитрий Захарович. — Давай-ка, дружок, выучимся, подготовим базу знаний для вуза, поможем стране в страшные для нее дни, а потом и любой институт возьмет тебя с распростертыми объятиями.

Так оно в последствии и вышло… Часто дедушка говорил своим воспитанникам о том, как своим трудом они превращают старые буксирные пароходы и баржи в грозные военные корабли:

— Как же не любить свою профессию? Придешь, бывало, с товарищами на «кладбище» судов, облюбуешь какую-нибудь ржавую посудину и с горячим сердцем принимаешься за дело. И оживает под твоими руками развалина! И гордость тобой овладевает: вот, оказывается, что может сделать человек. Так, наверно, чувствует себя врач, которому удается вырвать из рук смерти безнадежного больного. Удивительное чувство!

Дмитрий Захарович Ланцберг жил одной жизнью со своими подопечными, проводил с ними редкие в дни войны свободные часы. Подростки незаметно для себя поддавались его благотворному влиянию. Через полгода состав учащихся менялся, выпускники переходили в цеха, приходили другие, и надо было искать новые приемы воспитания молодежи. Особенно трудно пришлось, когда в училище привезли эвакуированных ребят из западных областей. Многие потеряли родителей, долго кочевали по стране вместе с другими беспризорниками, утратили простейшее представление о дисциплине.

За годы войны из стен школы вышло свыше 3250-и молодых рабочих, которые в основном работали на «Красном Сормове». Учащиеся не раз приходили на помощь заводу. Однажды нужно было срочно собрать и отправить на фронт большую партию танков. Остро не хватало рабочих рук. Звонит ночью Ланцбергу директор завода Е. Э. Рубинчик и просит: «Выручайте, мы горим на отливке траков и сборке корпусов. Высылаю автобус. Сажайте ребят — и в цех!». Молодой директор за короткий срок собрал ребят, которые быстро откликнулись на призыв. Работали всю ночь все вместе, и ученики, и педагоги без передышки, и заслужили благодарность от директора завода.

Воспитанники школы не раз отличались в учебе и в труде. В 1943 году школе было вручено Знамя Государственного Комитета Обороны, а также переходящее Красное Знамя ЦК ВЛКСМ и Главного управления трудовых резервов СССР, а на вечное хранение — Знамя Горьковского обкома комсомола.

Многие из тех, кто когда-то учились в этой школе, стали высокопрофессиональными рабочими. Это сталевар Н. И. Анищенков — Герой Социалистического Труда, бригадир ковшевых А. В. Артеменков, старший мастер И. М. Черников, сталевар М. П. Чумаков, бригадир вальцовщиков Е. С. Антонов и другие. Многие из них отмечены правительственными наградами. После окончания войны для восстановления и строительства нового речного флота школа стала готовить судосборщиков, плотников и токарей, в 1951 году добавились строительные профессии.

В 1973 году вышла книга А. Магида «Корабелы делают танки», в которой он рассказывает о трудовом подвиге сормовичей. Одним из героев книги является мой дедушка. Эту книгу я сейчас держу в руках и читаю автограф, написанный автором: «Ланцбергу Дмитрию Захаровичу — воспитателю, педагогу, руководителю, активному участнику выпуска этих самых танков—с большим уважением. А. Л. Магид. 26.03.73 г. ». Несколько позже вышла в свет книга «Бригада смышленых», прототипом ее главного героя также стал Д. З. Ланцберг. Он был награжден значками «Отличник Министерства трудовых резервов», «Отличник Наркомата танковой промышленности», медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 г. г. », «За трудовое отличие», орденом «Знак Почета».

У дедушки и бабушки, Иды Самуиловны ( она работала контролером-лаборантом УПП ВОС) было двое детей. Их сын, Ефим Дмитриевич Ланцберг, стал ведущим конструктором в КБ Животовского, дочь — Ева Дмитриевна Дубина, была инженером в НИИ «Сириус», председателем женсовета института. Внуки: Татьяна Ефимовна Донская — педагог по образованию, Илья Ефимович Селезнев — врач. Правнуки: Михаил Бак — студент НГМА, Нина Донская — художник-дизайнер, а Сонечке Донской всего 3 года.

Я всегда хотела быть похожей на дедушку и продолжить педагогическую династию. Мне уже скоро 40 лет. Как мне кажется, я не подвела своего наставника, учителя, любимого и дорогого человека. Многие мои ученики уже окончили школу, стали настоящими специалистами в своей профессии, среди них есть и учителя. Нынешние мои ученики это и творческие личности, и люди, начинающие интересоваться и заниматься наукой — победители международных, всероссийских, региональных научных и исследовательских детско-юношеских конкурсов. Я горжусь своими учениками — отзывчивыми, понимающими, добрыми. Горжусь тем, что продолжила учительскую династию, основателем которой стал Дмитрий Захарович Ланцберг, человек, который посвятил любимому делу всю свою жизнь.

Маргарита БАК, заместитель директора МОУ «Гимназия № 67» по УВР

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Наш маленький юбилей

Дорогие читатели! Вы держите в руках юбилейный — 70-й выпуск семейной газеты «Ладушко». Её первый номер вышел в середине января 2003 года — ровно семь лет назад.

читать дальше

Безнадзорные животные, собаки

«Неужели меня будут убивать?»

«Безнадзорные животные — проблемы контролирования численности на территории Нижнего Новгорода и Нижегородской области» — эту тему обсуждали недавно в Торгово-промышленной палате. Актуальность ее несомненна: из года в год все больше и больше людей страдают от укусов собак. Что же делать в этой ситуации? Кого надо жалеть и оберегать — людей или собак?

читать дальше

Поэзия сормовичей

Лира

Сормовские поэты: с новым годом!

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда

Репетитор по рисованию поможет развить скрытые способности вашего ребенка.