Версия для печатиВерсия для печати Гость номера | № 46 | Ноябрь | 2009

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/3399/

Психотерапевт Калабанов: «Непроблемных людей не бывает…»

Гость сегодняшнего номера — психотерапевт Борис Николаевич Калабанов — врач высшей категории. Стаж профессиональной работы — более 30 лет. Ученик профессора Н. В. Иванова. Много лет разрабатывает и практически использует авторские приемы и методы психотерапии. Научные исследования подтверждают, что эффективность лечения у доктора Калабанова составляет 93%. Особенно отмечены методы в области интроспективной психотерапии адаптации, саногенной терапии, реабилитации.

— Борис Николаевич, кто к вам чаще всего обращается и с какими проблемами?

— Больше всего за последние три года обращений с жалобами на депрессию. Это как следствие той усталости, которая накопилась в человеческих душах. А обращаются, начиная со студентов, и чем старше, тем больше.

— Как человеку понять, какой психолог тебе нужен, и нужен ли вообще?!

— Нужен обязательно. Дело в том, что человек сам по себе труден! Трудность в том, что, попадая в некоторые затруднительные ситуации, человек самостоятельно разрешить их не в состоянии. И очень хорошо, если бы был «свой человек» — психолог, с которым можно было бы обсудить сложившиеся обстоятельства.

Что такое «свой»? Как сделать психолога своим личным другом? Это значит, что надо с ним познакомиться, чтобы он изучил особенности личности пациента. Владея инструментами психологической помощи, психолог быстро найдёт решение психологических проблем.

— Есть ли, по вашему мнению, понятие «хороший клиент»?

— Хороший клиент — это тот человек, который готов к взаимодействию, т. е. не только потребляет врачебные услуги, но и сам принимает участие своими действиями в решении проблем.

— Иногда людям настолько нравится психотерапия, что они готовы ходить к психотерапевту всю жизнь, даже если они уже могли бы без этого обойтись. Должен ли в этом случае психотерапевт прервать терапии, и какие в дальнейшем должны быть отношения между ними? Как понять, что клиент уже больше не нуждается в терапии?

— Вопрос не простой! Действительно, иногда отношения врача и больного (я не имею в виду психотерапевта, а врачей в целом), который принял участие в судьбоносном решении проблемы пациента, так тесны, что пациент воспринимает психотерапевта как «мать родную», защитника, поэтому обращается к нему постоянно.

Бывают случаи, когда человек сознательно не хочет меняться, тогда психотерапия превращается в обычные посиделки. А иногда сознательно не меняется, человек не понимает, что он просто вязнет в этом…

Строя фобии из ничего, иногда даже проявляется паранойя. Я называю их — неизлечимо здоровыми, т. е. они настолько здоровы, что не могут быть никогда здоровыми. К примеру, случится что-то с соседом, беда, так этот человек бежит сразу к врачу с вопросом: «А не случится ли с ним такая же беда?» Вот прочитал статью в газете: «А у меня этого нет?». На самом-то деле этот человек живёт чужим умом. Что делать? Приходится настраивать его на то, что на самом-то деле у него нет этих надуманных им проблем. Нередко говорю ему об этом прямо, чтобы человек был более адекватен!

— Существуют ли простые методы, разработанные вами или другими психологами, которые позволяют человеку самостоятельно их использовать для решения своих проблем?

— Ответ прост. Книги! Их сейчас довольно-таки много…

— Все ли проблемы, с которыми к вам приходит человек, вы берётесь решить?

— Если я вижу, что вполне могу помочь человеку, то обязательно обнадёжу его. У меня есть свой уровень проблем и болезней, которые могу вполне помочь решить. Но если приходят с такими проблемами, которые выходят за рамки моих возможностей, то я не стесняюсь сказать, что вам необходимо обратиться к психиатру или к другим врачам.

— Сколько сеансов обычно требуется на решение психологической проблемы?

— Как правило, у меня есть средние цифры. Четыре-пять недель, если это неврозы, а если депрессии — не менее трех месяцев. Сроки лечения от течения заболевания зависят.

— Как понять, помогла ли терапия человеку?

— Это зависит от технологии терапии. Если это была обучающая терапия, то человек овладел ей, живет и пользуется. И, естественно, в результате этого доволен работой, самочувствием и жизнью в целом. А если были гипнотические терапии, то нередко люди возвращаются за дополнительным гипнозом. Но я отдаю предпочтение обучающим технологиям.

— Используете ли вы методы психотерапии, разработанные другими вашими коллегами, и насколько они эффективны?

— Поскольку я неоднократно обучался в различных университетах на Украине, в Питере, в Москве, в Куйбышеве, в Перми, то те технологии, которые я там брал в свою практику, в конце-концов, преломились через призму моего опыта, и в настоящий момент я бы не сказал, что я пользуюсь чьей-то технологией. Просто это стало моим собственным достоянием, а назвать это каким-то определённым названием в настоящий момент не актуально, и я вряд ли это назову.

— Не могли бы вы рассказать, почему вы стали психотерапевтом?

— Первого сентября 1968 года я пришёл в психоневрологическую больницу и сразу же понял, что это — моё.

— Что делать, если понимаешь, что близкому нужна психологическая помощь, а он её отклоняет?

— Это значит, что надо использовать недирективные психотерапевтические методы, и тогда будет результат. А человек, который хочет помочь своему близкому, должен брать его за руку и вести к психотерапевту. Но предварительно надо сходить к этому врачу, рассказать, в чём суть проблемы, что есть некое сопротивление лечению того, кому вы хотели бы помочь, и попросить более аккуратно отнестись к пациенту.

— Проблемные люди — это обуза или объективная реальность, которую нужно решить?

— Непроблемных людей не бывает, все проблемные, и это объективная реальность. Она только обнаруживается у кого-то в одних ситуациях и проблемах, а у кого-то — в других. В основе психотерапии заложена психогигиена. И когда человек гигиеничен в отношении с собой и с миром, ему психотерапевт не нужен. А если он неряшлив или в жизни возникают какие-то нездоровые события, а он не понимает, как всё исправить, то проблемы растут комом и без психотерапевта тут не обойтись.

— Сейчас увеличивается или уменьшается количество таких людей?

— Не увеличивается и не уменьшается, оно постоянно, и, более того, в настоящий момент это известные цифры. В наших больницах и поликлиниках не менее 60% пациентов — чисто психотерапевтические. То есть этим 60% необходимо и нужно бы идти к психотерапевтам за помощью. Но так как у нас сейчас к слову «психо» относятся с предубеждением, люди, естественно, не желают казаться для других «психами».

— Может ли человек в состоянии, близком к депрессии, самостоятельно принимать средства, рекомендуемые разными целителями? Ведь в аптеках сейчас очень много препаратов…

— Хотел бы сразу отделить целителей от врачей. Целители пользуются методом плацебо. Плацебо-эффект — физиологически инертное вещество, используемое в качестве лекарственного средства, положительный лечебный эффект которого связан с бессознательным психологическим ожиданием пациента. Кроме того, термином «эффект плацебо» называют само явление немедикаментозного воздействия, не только препарата, а, например, облучения (иногда используют разные «мигающие» аппараты, «лазеротерапию» и др.). В качестве вещества для плацебо часто используют лактозу. Степень проявления плацебо-эффекта зависит от внушаемости человека и внешних обстоятельств «лечения», например, от размера и яркого цвета таблетки, степени доверия врачу, авторитета клиники.

Надо дать возможность человеку понять, что ему нужно: плацебо-эффект или настоящая помощь профессионала. Но, бывает, люди говорят: «Мы разочаровались во врачах!». Наверное, просто не нашли своего врача. Надо найти того, кто бы вас точно не разочаровал. Не стоит обращаться к бабулям, которые лечат травами. В большинстве случаев человек в таких случаях не знает, что именно он принимает. А болезнь продолжает прогрессировать.

— Многие боятся принимать антидепрессанты, полагая, что от них появится зависимость…

— Это на транквилизаторах можно попасть в зависимость.

— Многие полагают, что разницы между психологией и психотерапией не существует. Это заблуждение?

— Психологи берутся за проблемы отношений. А проблема психотерапии — это личность, попавшая в трудную ситуацию, как и у психолога, но его переживания носят болезненный характер, часто нарушающий трудоспособность. У психолога конфликт можно решить до болезненного проявления, но когда болезнь пошла, то психолог тут бессилен, ибо это уже касается здоровья.

— В зарубежной литературе часто употребляется термин «психоанализ». Не могли бы вы разъяснить, с чем это связано и как вы относитесь к этому методу?

— В России психоанализ, как таковой, существует, но нет у нас в России специалистов, которые обучились бы этой технологии. Для этого надо ехать на Запад и учиться не один год и подвергаться самому психоанализу, чтобы использовать эту методику.

— А как вы, Борис Николаевич, относитесь к идее некого «объединения» различных видов и методов психотерапии? И кажется ли Вам правильной идея популяризации психотерапии и психологического консультирования?

— Конечно, правильной. Чем быстрее человек поймёт, что это вполне вменяемые и адекватные люди, занимающиеся своей профессией, тем будет лучше для него. А объединение методов зависит от ситуации. Хотя это вполне приемлемо, ведь бывают проблемы и психологического, и терапевтического характера одновременно. И лечение тут доходит уже вплоть до лекарств.

— Спасибо за беседу!

Анастасия КОТОВА

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Наш маленький юбилей

Дорогие читатели! Вы держите в руках юбилейный — 70-й выпуск семейной газеты «Ладушко». Её первый номер вышел в середине января 2003 года — ровно семь лет назад.

читать дальше

Штефан Дик из города Брюхзаль в Германии

Немецкий парень учит юных сормовичей

В специальном (коррекционном) детском доме № 1 Сормова занимается информатикой с ребятишками немец Штефан Дик.

читать дальше

Дворец культуры

Год со сказки начался

8 января во Дворце культуры ОАО «Завод «Красное Сормово» прошла традиционная, в четвертый раз, рождественская елка главы Сормовского района, организованная при поддержке Нижегородской Епархии.

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда

Учитель рисования для детей научит вашего ребенка рисовать.