Версия для печатиВерсия для печати Культура | № 40 | Октябрь | 2009

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/3355/

ЛИТО «Волга»

Лира

«Любовь дана нам небесами»

Так называется первая книга стихов Людмилы Едигарьевой. Название не случайное, потому что все шесть разделов книги пронизаны любовью и посвящены ей же. В её стихах привлекает, в первую очередь искренность и умение подшутить над собой, на что способна не всякая женщина-поэт. Она задаёт себе вопрос: «Почему я не взрослею?» и сама же на него отвечает: «Заблудилась в детстве где-то…»

Она не боится давать себе не совсем положительные характеристики:

«Я наивна до смешного,
В облаках витаю часто…
Счастья все хотят большого,
Мне бы маленького счастья…»

Но тут она немного кокетничает, потому что в любви к матери, сыну, внучке, в любви к мужчине, к родной природе и к творчеству и заключено большое счастье любой женщины, а женщины-поэта в особенности. И именно в любви и творчестве таится секрет молодости.

Хочется пожелать нашему автору новых талантливых книг, и как можно дольше не взрослеть, и как можно дольше радовать читателя детскими фантазиями, нестандартностью мышления и зрелым мастерством.

Людмила ЕДИГАРЬЕВА

МОЯ ВНУЧКА

Светлые косички,

Яркие заколки

И глаза в пол-личика,

Яркие настолько,

Что и небу с ними

Явно не сравниться.

Настя — это имя,

А ресницы — птицы.

А ресницы-птицы

Трепетно порхают…

Вам и не приснится

Девочка такая!

Познакомьтесь, люди,

Моя внучка Настя —

Маленькое чудо

И большое счастье!

СОН

Забыла отчий дом и каюсь.

Лишь в снах я в город возвращаюсь,

На улицу, где наш домишко

Большим казался нам с братишкой.

Не стало брата ранним утром,

Его окно ослепло будто…

Вхожу в подъезд: на правой стенке

Послание какой-то Ленке.

Отполированы перила.

Ступеньки… сколько их? — забыла.

Не поднимусь бегом, пожалуй.

Вот наша дверь. Звонок нажала.

Пронзила боль: вдруг не откроют?

Там тишина. Так сердце ноет…

Шаги, и на пороге мама,

И этот миг — счастливый самый!

«ВСЁ В НАШЕМ МИРЕ ВЫБИРАЕТ ЖЕНЩИНА»

Сборник стихов Аллы Афанасьевой с таким названием — первая проба пера. В своих стихах она рассказывает о себе, о своих мыслях, чувствах и переживаниях, знакомых каждой женщине. Её стихотворения просты, доступны, иногда чуть ироничны, но всегда светлы.

Эта книга посвящена Женщине — юной девушке, жене, матери, женщине в любви.

Алла АФАНАСЬЕВА

ЧТО ХОЧЕТ ЖЕНЩИНА?

Что хочет женщина, когда она—весна?

Юна, наивна, вероломна.

Взгляд светел, лёгок шаг,

И ей скучна вся проза жизни.

Чуть нескромна, резка бывает и глупа.

Блистает, любит и бросает.

То — госпожа она, а то — раба, Все игры быстро ей надоедают.

Что может женщина, вступая в свой расцвет?

В свой летний полдень — долгий, яркий, чудный.

Она сейчас не знает слова «нет»!

И может всё, и ей совсем не трудно

Детей рожать, растить и воспитать.

Семья, работа, быт постылый —

Всё ей под силу, все под стать.

Любовь её сильна, и лишь уныло

Всплакнёт, бывает, вечерком

С подружкой школьною в обнимку,

Что жизнь проходит быстро и тайком

И молодость уходит невидимкой…

Что видит женщина, когда в осенний день

Войдёт она походкою неспешной?

Последняя любовь мелькнёт, как тень, Оставив душу чистой и безгрешной.

Затихли страсти, отгремели грозы, Достаток в доме и налажен быт.

Ещё не скоро первые морозы,

Ещё костёр из листьев не горит…

Что знает женщина, когда её снега

Легли на плечи белой пелериной?

Её глаза ясны, душа легка,

В ней нет страстей.

И лёгкой балериной

Танцует внучка, бабушкин платок

На место юбки приспособив.

Для девочки — всего лишь лоскуток.

Всё правильно!

Так быть должно! Устроив

Из дедовых вещей огромный магазин, Играет внучка, горестей не зная.

Глаза блестят, и плакать нет причин.

Всё будет хорошо, моя родная! творчество сормовичей

Александр БОРОДИНОВ

УГОВОР

Кругом леса. Войдёшь — и манит

С корзиной побродить по ним.

А лес, он добрый, не обманет,

Мы оба уговор храним.

А уговор, и впрямь, старинный;

Я с детства в дружбе с лесом был.

И чем богат, он всё дарил мне, А я деревьев не губил.

Живу я, по уши влюблённый,

В тебя, лесной приволжский край.

А изменю — тоской зелёной

Ты за измену покарай!

Татьяна БОБЫШЕВА

ОСЕНИ ПРИМЕТЫ

Вот уж к югу потянулись птицы, Вереницей радужных надежд.

В пестром вальсе листопад кружится, Завлекая яркостью одежд.

Даже тучи ниже опустились,

Чтобы разглядеть земной наряд.

Невзначай рябины оголились

И, смутившись, гроздьями горят.

Ждут зимы, лишь горькие слезинки

От дождей стекают со стволов;

Соберёт метель в холсты снежинки

И скроит им бережно покров.

Солнца луч игривым нежным светом, Норовит потрогать за кору.

Это осень в платье разноцветном, Не спеша, проходит по двору.

Сергей КНЯГИНИН

* * *

Отъедешь за город немного,

Из будней вырвешься — и вот:

Душа, влюблённая в дорогу,

Опять тихонечко поёт.

Прохладу осени вдыхая,

Стою над утренней Окой.

Внизу, на сколько глаз хватает, Разлит врачующий покой.

Деревья в праздничных рубашках —

Ещё не время увядать.

И я, с душою нараспашку,

Готов опять весь мир обнять.

Здесь забываются печали,

Рутина жизни городской.

И эти песенные дали

Мне, как глоток воды живой.

Теплеет грусть, уходит холод,

Светлеет мир в моей груди.

Всё меньше, меньше давит город, Оставшись где-то позади.

Галина ДЬЯЧКОВА

ОСЕНЬ ВОРОЖИЛА

Осень золотая голову вскружила.

Листья рассыпая, осень ворожила.

Листья, словно карты, падали к порогу.

Осень нагадала дальнюю дорогу.

С миленьким свиданье осень нагадала.

«Сбудется желанье», — мне она сказала.

Осени поверю, захмелев от счастья.

Ей судьбу доверю, прочь уйдут ненастья.

Ветер взбудоражит листья у порога.

Под ноги мне ляжет дальняя дорога.

Осень золотая, что ты натворила?

Листья рассыпая, голову вскружила.

Многие сормовичи откликнулись на знаменательное для района и города событие — открытие памятника гениальному конструктору судов на подводных крыльях и экранопланов, нашему земляку Ростиславу Алексееву.

Вам повезло, товарищ Алексеев, —

Вновь в Сормове начнете в бронзе жить!

Удачней места нет и нет живее —

Сюда мы будем часто приходить.

Мы будем приходить сюда для встречи, Чтобы дела и мысли обсудить.

— Где сбор?

— У Главного, под вечер…

Так ветераны станут говорить.

Юрий ЧЕРНИГИН конструктор, ветеран ЦКБ

Поставил он суда на крылья,

Барьеры все преодолев,

Он доказал ума всесилье,

В крыло неверие презрев.

Титан в делах — таким лишь знали, Ума и воли прочный сплав.

Теперь и сам на пьедестале

Наш Алексеев Ростислав.

В его фигуре вознесенной

Легко увидеть и узнать

Его характер неуемный,

Призыв к нам — верить и дерзать!

И крылья — атрибут полета

И мысли дерзновенной суть —

Есть символ скоростного флота

И к неизведанному путь.

В эмблеме Сормова по праву

Его крылатый «Метеор» —

Снискал по всей планете славу

Его полет, его напор!

Юрий БАЛИНОВ

Не зная от работы исцеления,

Не вписываясь в общие круги,

Жил Человек на общем фоне тления, Горя душой за тысячи других.

Шёл напролом, терзал судьбу залётную

Для планомерности невыносим.

Он взбаламутил тишину болотную

До самых неизученных трясин.

В иных веках — его бы в чернокнижники

За крылья, за упрямство на лету!

Но появились у него сподвижники, Которым нравилось движенье в высоту.

Которых одурманила история,

Которые в грядущее рвались

До той поры, покуда траектория

Не стала поворачиваться вниз.

Следить за непонятными успехами

Столичным боссам было тяжело.

И те, кого на вираже объехали, Нависли тяжким грузом на крыло.

И дали грузу версию красивую:

Мол, вместе, заодно и мы летим..

И гений всей своей подъёмной силою

Не смог преодолеть их паутин.

Сподвижники, что тёрлись рядом сотнями,

На знамени сменили имена…

И у творца всё, что творил он, отняли.

Как всё же нерасчётлива страна!

Другим отдали все его творения,

Чтобы тянули в будущее нить…

Но одного растоптанного гения

Нельзя умом колхоза заменить!

Неужто так размножились барышники, Что краской совести вовеки не горят?

И ждут предавшие его сподвижники

За сделанное им себе наград.

Николай СИМОНОВ

крылья

Человек мечтал о крыльях…

Были долгими исканья,

Были тяжкими усилья,

Были сложны испытанья.

Было грустно и тревожно —

Дело продвигалось трудно.

И, казалось, невозможно

На крыло поставить судно…

Памятью большой и долгой,

Белоснежны, быстры, светлы,

Словно чайки, мчат над Волгой

«Метеоры» и «Ракеты».

Ныне правнуки фрегатов

По морям летят и рекам…

Создан этот флот крылатый

Окрылённым человеком!

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Старые рождественские открытки

Поздравление из прошлого века

В некоторых семьях необыкновенно трепетно относятся к поздравительным открыткам от родных и близких, десятилетиями бережно хранят их. Около полутора десятков рождественских открыток сохранилось в семейном архиве сормовича Валерия Алексеевича Козлова. Благодаря этому наша газета получила возможность показать читателям, как выглядели новогодние и рождественские открытки ровно 100 лет назад, поведать, чего люди желали друг другу в эти праздники, которые и сегодня мы считаем самыми святыми и волшебными.

читать дальше

Негативное влиение Нижегородского масложирового комбината

Вредит ли нам НМЖК?

В последнее время в администрацию города и лично мэру Вадиму Булавинову поступают просьбы от нижегородцев разобраться в ситуации, сложившейся в связи с негативным, по их мнению, влиянием Нижегородского масложирового комбината (НМЖК) на чистоту окружающего воздуха. «…Выбросы вредных веществ в атмосферу явно усилились, неприятный запах ощущается особенно ближе к вечеру», — пишет Валерий Федоров, житель одного из близлежащих микрорайонов.

читать дальше

Наш Нижний Новгород

Юные сормовичи историю края знают лучше всех

Как прыгали от радости сормовские ребята — пятиклассники из школы № 9, когда объявили, что на городском конкурсе «Наш Нижний Новгород» они стали победителями!

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда

Если ваш ребенок хочет научиться рисовать, то ему нужен репетитор по рисованию.