Версия для печатиВерсия для печати Гость номера | № 38 | Сентябрь | 2009

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/3339/

Изменяя себя, мы изменяем мир

Наш сегодняшний гость — член-корреспондент Академии проблем сохранения жизни, преподаватель психологии и антропологии Юрий Луценко. Он приезжал в наш город из Москвы для записи телепередачи, после которой и прошла эта встреча.

Признаться, когда его помощники предложили встретиться для интервью и передали о нем «информацию к размышлению», было сомнение: что это еще за Академия проблем сохранения жизни, настоящий ли ученый Юрий Луценко. Тем более, что академия эта — не государственная, а общественная, и сам Юрий Николаевич по вузовской специальности — гидростроитель. Он читает по городам и весям лекции, в том числе и о кризисе. Стало любопытно: может быть, этот человек знает какой-то особенный рецепт, как выжить человечеству в условиях мирового экономического кризиса…

— Юрий Николаевич, прочитал выдержки из ваших лекций. Вы утверждаете, что первопричина всех кризисов — культуры, экономики, экологии, здоровья — кризис сознания человека. На днях по Первому каналу прошел фильм «Золото» Аркадия Мамонтова, где автор прямо дает понять: главная причина мирового экономического кризиса в том, что Федеральная резервная система США, принадлежащая узкому кругу очень богатых людей, сама, вместо государства, штампует доллары. Вы согласны с этим выводом Мамонтова?

— Америка экспортирует бумажную массу в виде долларов и тем самым отправляет на экспорт инфляцию. Бумажная масса утекает в другие страны, США за бесценок скупает на нее реальные природные ресурсы, при этом не тратя свой золотой запас. Для того чтобы другие страны подчинялись этому порядку, США имеют в них своих советников. Поэтому почти весь мир куплен на эти доллары. Но это внешняя сторона кризиса. Почему страна-паразит живет за счет других? Потому что есть люди-паразиты, и таких достаточно много. Америкой правит не весь народ, а конкретные люди. Почему эти люди, выпускающие для всего мира свои доллары, ведут себя так непорядочно? Прежде всего потому, что у них искаженная нравственность.

— Но они, наверное, не считают, что у них искаженная нравственность…

— Это не важно, кем они себя считают. Нас оценивает Закон Божий, мы все перед ним виноваты… (После слов «Закон Божий» я, признаться, подумал: «Сейчас начнет про Бога, значит — очередной проповедник с ученым титулом», но продолжал слушать…—авт.)

— Есть люди большей вины, есть меньшей вины. Мы, как люди меньшей вины, попали под давление этих сил зла. А почему мы страдаем и отступаем? Зло на нас наступает и постепенно побеждает. Но победить оно может только тех людей, которые живут без Бога. Мне могут возразить: «Мы верим в Бога!». Вы верите, но с со своими грехами не боретесь. Значит, вера ваша липовая. Настоящая вера заставляет человека прежде всего обратить внимание на себя, на свою безнравственность. И об этом говорю не я, об этом говорит в Библии Иисус: «Вытаскивайте из своего глаза бревно и никого не судите».

— А как же быть с теми, кто организовал эту систему экономическую ограбления миллиардов людей? Никого не судить? Ждать, когда они из своих глаз бревна станут вытаскивать? А если не захотят?

— Бог сказал: «Мне отмщение, аз воздам». У вас всех свобода выбора, и вы можете себя исправить. А тех людей вы исправить не сможете.

— Что же — ждать, пока они исправятся, когда у них заговорит совесть?

— Мы тоже иногда мучаем людей. У одних вина на три рубля, у других — на три миллиона, но мы все — преступники. Этот мир под контролем Закона Божьего, и пока мы не будем его исполнять, Бог нам даже помощь оказать не сможет. Из-за безверия людей, нежелания отвечать по счетам за свои грехи мы и страдаем.

— Так с Америкой-то что делать?

— Вы сначала с собой сделайте что-нибудь.

— Ну, допустим, я сделал, исправился, не грешу, еще миллион человек исправились. А США в это время так и будет накручивать кризис?

— Если я перестаю грешить, мне становится хорошо жить. Меня перестают обманывать, перестают угнетать, я стал здоров. Так постепенно будет и с другими людьми. У Америки не будет ничего получаться, потому что Бог берет праведников под защиту.

— Так это еще тысяча лет пройдет!

— Почему тысяча лет? Никто не хочет исправляться, и все тычут друг в друга пальцами: «Вот они — плохие!» И никто не собирается жить так, как предложил жить Иисус Христос. Если человек верит в Бога, значит, он может чего-то добиться. Естественно, ему нужно объяснить, что нужно делать. Если мы не будем исправляться, то жизнь на земле будет все хуже и хуже.

— Вы предлагаете путь нравственного самосовершенствования. Значит ли это, что со злом не надо бороться?

— Так это и есть борьба!

— Борьба с самим собой. А с внешним злом — что же, не бороться?

— Я могу привести примеры из своей жизни. Меня люди обманывали, доставляли много неприятностей. Я был больной человек. А сейчас я не болею, и неприятностей у меня нет. Почему? Потому что я в своей судьбе перестал грешить, и тогда на мою сторону становится Закон, который правит этим миром. Если ты живешь по Закону, ты становишься защищенным. Если люди начнут жить по Закону Божьему, они избавляются от преступности, Бог их начинает защищать от беззакония. А если народ не хочет исправляться? Совершая преступление, ты должен по справедливости получить за это преступление наказание. А мы грешим, но наказание не хотим получать. Нас наказывают Америка, олигархи, воры. Мы от них страдаем, а сами исправляться не хотим. Я решил в одностороннем порядке исправиться, не обращая внимания на других.

— И что же стало толчком к тому, что решили исправиться «в одностороннем порядке»? До 46 лет вы были неверующим и вдруг стали верующим? Вроде бы были уже зрелым человеком…

— Я был членом партии, руководителем крупной строительной организации. Работал в песках Туркмении, за границей много лет работал. Бывает, что зажмет тебя судьба… Здоровье посыпалось… Я потерял квартиру, у меня украли все деньги. Я фактически остался на улице, больной человек. Медицина моих проблем со здоровьем не решала. Я был окружен чиновниками-взяточниками. А у меня семья… Вот тогда я и взвыл: «Господи! Неужели так жизнь и кончится! Как несправедливо!» Тогда мне было сказано: «А ты сам в себе борись с несправедливостью». Стал спрашивать себя: «А что я плохого сделал? Честно работал, старался помогать людям, никогда не воровал. За что так судьба со мной обошлась?» — «Внешне твое поведение нормальное, а внутренне — нет. У тебя страхи, обиды, ревность, тщеславие, раздражение. Если ты это не укротишь в себе, жизнь свою не изменишь». Стал разбираться в себе: почему обижаюсь, если меня обманули?

— Да как же не обижаться, если обманули? Уж не спасибо ли еще ворам говорить! Все-таки хочу понять: почему вы пришли к вере в Бога?

— Сначала Бог для меня был просто гипотезой. Я хотел проверить, что со мной будет, как изменится жизнь, если буду жить по Божьим заповедям. Я считаю, что богатые люди — во многом несчастные. Это настолько нищие духом люди, что их пожалеть можно. Внешне — видимый успех, а на самом деле — проигрыш в жизни. Нужно быть хорошим христианином, чтобы понять эту систему и противостоять злу на земле. Христианство — это оружие, но им нужно уметь пользоваться.

— Христианство тоже разное — православное, католическое, а сколько других течений… И все враждуют, ладно хоть сжигать друг друга перестали.

— Христианство одно. Это люди его растащили на части.

— Вы православный?

— Нет. Тот, кто взял в себя слова Христа и изменяет себя в лучшую сторону, тот — христианин. Не важно, какой он конфессии. А тот, кто говорит цитатами, наизусть знает Библию, но если он не работает над собой, не меняется в лучшую сторону, оставаясь порочным существом, он никакой не христианин. Он лицемер. Иисус сказал священникам две тысячи лет назад: «Сами вы к Богу не идете и от людей его скрываете, лицемеры». Люди стали ему верить, и тогда священники всполошились: да он от нас всех людей уведет, кончится наше влияние на людей и нам придется пахать землю, вместо того, чтобы ходить важно и ничего не делать. Тогда они организовали травлю и убийство Христа.

— Уж не противник ли вы православной церкви?

— Эта церковь не есть церковь. Церковь — это слово Божие. А они думают, что они несут слово Божие. Слово Божие может нести только тот, кто его выполняет. Православная церковь — это организация, которая к настоящей религии отношения не имеет. Принято верить в такую церковь, такую власть, такую науку, и эти три кита привели нас к сегодняшней жизни. Потому что верим в то, во что верить не надо. Надо верить в истину, а мы к этой истине и не стремимся.

— Скажите прямо: вы ученый или проповедник?

— Я считаю себя просто человеком.

— У вас высшее образование, вы член-корреспондент академии. Значит — вы ученый?

— Я исследователь. Мне понравилась фраза у юмориста Задорнова: «У нас есть крупные ученые, которые очень много знают, но хорошо еще, чтобы они и понимали то, что они знают».

— Ждать не хочется, когда люди начнут сами исправляться. Вы призываете прежде всего самому в себе грехи исправлять, самосовершенствоваться. Допустим, через месяц я стал совсем хорошим…

— Я спросил себя: «В прошлом я был человеком, не имевшим грехов?» Конечно, нет. Там, где я мог помочь человеку — не помогал. Где-то мог отстоять правду — пошел на компромисс. Это осознанные грехи. Я не понимал, что обида, ревность, страх — тоже грех. Этого многие не знают. Христос говорил: держи свои помыслы в чистоте. Например, сегодня мне сделали очень плохо. Я хочу отомстить этому вору, но если я начинаю верить в Бога, то должен знать, что есть Бог — справедливость! Сегодня мне сделали плохо — это не потому ли, что я когда-то кому-то сделал плохо? Стал разбираться с собой. Я обижаюсь на тех, кто меня обидел, но забываю, что я сам кого-то обидел. Справедливость будет восстановлена компенсацией: и тебя кто-то обидит. Это законно? Законно. Когда у человека уходит обида? Когда он прощает. Я должен простить. Я должен согласиться с тем, что Бог меня наказал, потому что я был не прав. Если я обижаюсь и начинаю злиться, в смирении не принимаю заслуженное наказание, тогда наказание переносится в будущее еще в больших масштабах. Не принял его, обиделся — тебе еще больше наказание. Пока не поймешь или не погибнешь. Выбирай сам. Мы начинаем злиться, искать тех, кто нас обидел, пытаемся отомстить. А Бог как сказал: я всех накажу, а ты не лезь судить. Надо научиться прощать… Кстати, в Библии написано: «Прощай и прощен будешь». Но прощать надо не головой, а душой. Это было очень трудно для меня, на это ушли годы, пока уходили эти эмоции. Это тяжкий труд. Когда стало получаться, начал замечать: я выздоравливаю. Медицина ничего не могла понять! Прости и прощен будешь — это сработало. Церковь нам говорит: приходите к нам, мы грехи ваши отпустим. Допустим, грехи отпустили, но почему тогда человек уходит такой же больной и несчастный? Почему в народе ничего не меняется? Почему столько зла кругом? Как церковь может отпускать грехи, если Иисус сказал: прощайте и прощены будете. Церковное прощение не освобождает человека ни от проблем, ни от болезней. Я опираюсь на слова Христа, а не его апостолов. Иисус сам говорил: «Апостолы — лжецы». Я решил для себя: буду жить по первоисточнику, буду верить только Христу. Когда стал жить по его заветам, все у меня стало получаться. Если я христианин, то должен жить по Христу, а не по Павлу, не по Иоанну. Единственный способ списать свои прошлые грехи — только пережить какое-то преступление на себе. Вы должны рассчитаться по счетам. Вы же хотите правосудия?

Я не верил в Бога, вера — это было предположение. До опыта над собой я сомневался, что Бог есть, после опыта — перестал сомневаться. Ко мне вернулось здоровье, и медицина не может это объяснить. Я подумал: а вдруг Бог есть? А если он есть, значит, есть и Закон. А раз есть Закон — надо его выполнять.

— Но люди часто не ведают, что творят…

— Но не мы же хозяева в этом мире. Мы потребители. Мы не хотим жить нормами источника жизни.

— И этот источник — Бог?

— Да. Бог дал нам возможность жить хорошо, но мы сами уродуем мир. Ради денег люди готовы уничтожить все. Либо мы остановимся, хотя бы какая-то часть населения, либо мир погибнет. Ученые заметили, что серьезно меняется магнитное поле земли, все больше природных аномалий, катастроф. И это результат воздействия человека на природу.

— Так, может быть, это прежде всего потому, что неправильно социальное устройство общества. Может быть, его надо менять?

— Да, оно неправильно устроено. Но кто его устроил? Человек! Потому мы и говорим о кризисе сознания. Мы живем по словам Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Почему? Потому что одними мозгами наши проблемы не решить, нужна совесть, душа. А совести-то и не осталось у людей.

— А если найти и поставить во главе страны людей, у которых была бы кристальная совесть?

— Да хоть сто святых посади в Кремль! А что вокруг — пьянство, разврат, стяжательство, обман. Как можно править таким народом? Надо воспитывать весь народ.

— Но это же все очень долго?

— Тогда живите быстро и неправедно.

— Хочется увидеть положительный результат лет через десять…

— Невозможно, например, захотеть картошки и чтобы она сразу выросла. Надо ее посадить, ухаживать за ней, спасти урожай.

…На картошке, как на втором хлебе насущном миллионов россиян, мы и закончили. Можно спорить с Юрием Луценко, с какими-то его мыслями не соглашаться, но вдруг тот путь, который он предлагает человеку, пусть и долгий, тяжкий, извилистый, все же поможет ему выбраться из кризиса.

Валерий КИСЕЛЁВ

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Ладушко

Клубок голубой шерсти

История, рассказанная четырьмя женщинами.

читать дальше

Елка-шоу

Сами ёлку мы нарядим…

В Сормове есть свои предновогодние традиции. Одна из них — проведение конкурса новогодних игрушек «Елка-шоу», в котором с удовольствием принимают участие ученики с 1-го по 11-й класс школ района.

читать дальше

Дворец культуры

Год со сказки начался

8 января во Дворце культуры ОАО «Завод «Красное Сормово» прошла традиционная, в четвертый раз, рождественская елка главы Сормовского района, организованная при поддержке Нижегородской Епархии.

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда