Версия для печатиВерсия для печати Культура | № 19 | Май | 2009

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/3202/

Стихи сормовичей

Лира

«По волнам памяти» Владимира Замышевского

У нас в Сормове живёт много прекрасных людей — немало хороших специалистов по строительству судов, военных и гражданских, надводных и подводных, встречаются талантливые поэты, но людей, в которых совмещались бы все эти качества, считанные единицы.

Один из них — Владимир Денисович Замышевский, бывший старший строитель и ответственный сдатчик сормовских подводных лодок, а ныне — директор заводского музея. Вся его жизнь, профессиональная деятельность и творчество связаны с заводом «Красное Сормово» и подводным флотом. Четвёртая книга поэта называется «По волнам памяти» и посвящена 160 — летию родного завода.

Владимир ЗАМЫШЕВСКИЙ

ЗАВОД

Кто в жизни был с подплавом связан,
Кто любит наш Российский флот,
Тот непременно знать обязан
Старинный Сормовский завод.
Бесшумных субмарин немало
С его сходило стапелей —
Известно всем, что не бывало
Надёжней наших кораблей.
От малых «Щук» до «Барракуд»
Был совершён прорыв гигантский.
Ковался Флот — страны оплот —
Флот атомный и океанский.

ОСМОТРЕТЬСЯ В ОТСЕКАХ

Если лодке подводной опасность грозит
И коварный минреп по обшивке скребётся,
Бомб глубинных раскат если корпус пронзит,
«Осмотреться в отсеках!» — из динамиков рвётся.
Тогда весь экипаж на постах боевых
Проверяет внимательно корпус овальный.
Устраняется течь клапанов бортовых,
И доклады идут из отсеков в центральный.
И для нас этот час испытаний пришёл,
Он покруче, чем был при царях и генсеках.
Чтоб корабль — Россия ко дну не пошёл,
Нам давно уж пора осмотреться в отсеках.
Если лодке подводной опасность грозит,
Океан через пластырь в пробоину рвётся,
Шквал глубинных атак экипаж отразит
И с победой в родимую бухту вернётся.

Счастье Александра Строганова

Первая книга сормовского поэта, участника литературного объединения «Волга» Александра Строганова так и называется — «Счастье моё». В чём же счастье поэта? — спросите вы. Ответ на этот вопрос найдёте в этой книге, по сути — избранной лирике, а также в выпущенной вдогонку маленькой книжечке «Души моей вторая половинка», в его стихах о любви к поэзии, к женщине, к родной природе, к родному городу, к деревеньке, затерянной в семёновских лесах и к нашей большой Родине — России.

Александр СТРОГАНОВ

* * *

Я вас прошу послушать тишину,
И уловить волшебное мгновенье:
Полёт листа в осеннюю траву,
Рожденье чувств и счастья приближенье.
Опять горит вечерняя заря
И серебром, и золотом сверкая,
И, в храм небесный двери открывая,
Два ангела возносятся, трубя.
Вам написал, прочтите эти строки.
Я признаю любовь свою, вину.
Есть в сердце добродетели, пороки…
Я вас прошу послушать тишину.

* * *

На майский вечер ляжет грусть,
Цветёт сирень неповторимо,
Я одинок сейчас, но пусть
Любовь приблизится незримо.
Я буду ждать её шагов,
Сиренью нежной наслаждаться…
Хочу скорей, скорей расстаться
С капелью тающих снегов.
Она звучит во мне, поёт…
Как эхо призрачных свиданий…
Неумолимо тает лёд
От бесконечных ожиданий.

Свою очередную книжечку стихов Заслуженный врач Российской Федерации Зинаида Петровна Иевлева посвятила профессиональным водителям завода «Красное Сормово» и сормовских автопредприятий, постоянных помощников и верных друзей медиков.

Зинаида ИЕВЛЕВА

СТАРЫЙ ДРУГ

Я говорю, мой старый друг,
Ты мне дороже с каждым годом.
Сужается священный круг,
Года идут привычным ходом.
Не разорвать нам давних уз,
Глядим на юность тёплым взглядом,
И всё надёжней наш союз
Со всеми, кто остался рядом.
Друзья мои, вам нет цены!
Я думаю о вас всё чаще.
Слова о дружбе не нужны,
О нашей дружбе настоящей.

Увидел свет десятый номер литературно-художественного православного альманаха «Арина» под редакцией нижегородского поэта Бориса Селезнёва. Этот выпуск не совсем обычный: во-первых, он юбилейный — десятый, а во-вторых, в нём представлены имена четырех участников Сормовского литературного объединения.

Борис АНДРИАНОВ

МАТЕРИ

Задумчивый, как память о селе,
Над Вадской пух летает тополей.
Там сонный пруд забвение хранит,
Дом мамы из смородины глядит.
«Где молодость, родимое село?» —
До боли скулы жалостью свело.
«Ушла в войну, осиротела даль…»
Пух заметает мамину медаль.
Жизнь — как гора.
Вершина далеко.
Пух на сединах скорбных стариков.
С долиной детства их крепчает связь:
Мальчишкам я кричу:
«Клюёт карась?!»
«Клюёт!.. » — мне отвечают.
И верней,
Всё явственней смородина, красней.
Пух — слёзы. Их роняет у ворот
По маме тополь уж который год.

Наталья ЯНГ

* * *

Лебедь белый, лебедь чёрный
В парке на пруду.
Помню профиль твой точёный,
Раннюю звезду.
Взявшись за руки, как дети,
Мы бродили там.
Белый лебедь, чёрный лебедь,
Верность и мечта.
Шей лебяжьих пируэты,
Взмах лебяжьих крыл…
Почему же ты об этом
Так легко забыл?
Пруд лениво серебрится,
Но пуста вода:
Улетели наши птицы
В небо навсегда.

Евгений ВОРОНОВ

* * *

Улетаю в пушистое небо,
Где душа, словно птица поёт.
Высота, как загадочный ребус,
Завлекает все души в полёт.
Вот и сердце, волнуясь, клокочет —
Я под музыку Баха лечу.
Может, кто-то внизу и хохочет,
Что я музыкой душу лечу.
Мне так странно, мне так непривычно
Ненадолго исчезнуть с Земли,
В небесах всё плывёт хаотично,
Но простор несравненно велик.

Ирина ШАБАЛИНА

* * *

Молчи. Накличешь мне беду
Болотной выпью…
А я упавшую звезду
С ладони выпью.
Уйду в росистые луга
Тропой туманной,
Там дарят тёплые стога
Покой желанный.
С душисто-колких их вершин
Созвездья ближе,
И я в мерцающей тиши
Судьбу услышу.
Задену облако плечом,
Пропахну мятой…
И вдруг пойму, что я ни в чём
Не виновата.
А тот обрыв, куда иду,
Мне только снится…
Не плачь. Не накликай беду
Болотной птицей.

Александр БОРОДИНОВ

ИГРА В ВОЙНУ

На площадях во многих городах
Есть памятники нашему солдату.
В войну играют дети во дворах,
В руках зажав из палок автоматы.
Война сжигает сёла, города,
А главное — в войне страдают люди.
Пусть дети не услышат никогда
Ни выстрелов, ни залпов из орудий.
Пусть не в боях растёт у нас герой,
А в мирном деле, где привык трудиться.
И пусть война останется игрой,
А настоящая — вовек не возродится.

РЕТРО

Пошёл уже четвёртый год войны,
Заря Победы только занималась.
Мы были голодны. Но у страны
Надежды с каждым часом прибавлялось.
И в трудные военные деньки,
В тылу или на фронте, в дружбе тесной,
Любви большой горели огоньки
И часто сочинялись чудо-песни.
Ах, песни, песни!
Как вас оценить:
Вы в бой вели, вы душу поднимали,
Вы неразрывно укрепляли нить,
Которою сердца соединяли.
Здесь синенький платочек зоревой,
Тут огонёк в печи землянки тесной,
В той — зов на славный подвиг боевой…
В них вальс и гимн — звучали бодрой песней.
И с гордой песней шли на смерть бойцы,
Те песни поднимали их в атаку.
Но с песней наши братья и отцы
Не все вернулись из огня и мрака.
И песни эти живы до сих пор.
Они не разнеслись, как пыль по ветру.
Но грустно слушать бойкий разговор,
Когда зовут их не по-русски — «ретро».

Андрей ХРАМОВ

МАЙ

И снова май — жизнь всюду бьёт ключом,
И в землю тёплую опять зерно ложится.
И видно, как под солнечным лучом
Всё в рост идёт и к свету всё стремится.
И полной грудью хочется вдохнуть
Весенний аромат и уловить мгновенье,
И зимней лени груз с себя стряхнуть,
Почувствовав природы обновленье.
Пьют зелень возрождённую глаза
И в сердце вера в счастье пробудилась.
Над хлебным полем первая гроза
По небу доброй вестью прокатилась.

ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ

У вечного огня остановись
И вслушайся в святую тишину.
И до земли солдату поклонись,
Солдату, победившему войну.
Вечный огонь горит на могилах
И пусть известны не все имена, —
Родина-мать сыновей не забыла,
Их никогда не забудет она.
Быть может, здесь отец твой или брат
Лежит. Он не придёт домой.
Перед врагом не отступив назад,
За то, чтоб жил ты, пал он как герой.
Давно травой окопы заросли,
Но не померкнет память сотни лет.
Солдаты от фашизма мир спасли
И на земле оставили свой след.
Вечный огонь горит на могилах
И пусть известны не все имена, —
Родина-мать сыновей не забыла,
Их никогда не забудет она.

Светлана ВИЛЬДЯКСКИНА

СОЦИАЛЬНАЯ ГЕОМЕТРИЯ

«Не разрушайте алгеброй гармонию», —
Сказал один мудрец.
Не будем спорить с ним,
И всё-таки, полушутя, с иронией,
Людскую жизнь мы с геометрией сравним.
Есть люди — точки: пунктуальны, непреклонны,
Но при своём тщеславии малы;
Под монотонным раболепием поклонов
Скрипят их канцелярские балы.
Есть и прямые, что настойчиво стремятся
К далёкой, но бесспорной чистоте,
В глаза всем правду резать не боятся,
Но в плоскости иной не знают тем.
Луч — человек, который согревает
Надеждами на радостную весть,
Живёт мечтою, будущее знает,
И каждый день забот его не счесть.
Бывают и скептичные отрезки —
Консервативен и упрям их нрав крутой;
Всех сверят по себе, в сужденьях резки,
Но никогда не блещут остротой.
Коль точка с точкою вдруг встретятся случайно,
Фигуру им нельзя образовать;
Прямым же параллельным нереально
Соединиться, скрещенным — понять
Друг друга. А лучи, построив угол,
От общей точки врозь устремлены.
Отрезки правят по себе друг друга
И вечно на разрыв обречены.
Но только люди есть — трёхмерные фигуры,
Есть широта у них, и высота.
В них гармонично всё: и разум, и культура,
Симметрия движений, красота
И равенство взаимоотношений,
Духовного запроса глубина.
У нас у всех есть множество решений,
Но формула у каждого одна.

Игорь РАЙСКИЙ

СУДЬБА

Памяти Игоря Талькова
Эх, судьба ты моя, судьба —
Ты куда-то проходишь мимо…
Жить — за счастье, а жизнь — борьба,
Даже если и жить не мило.
Эй, судьба! Я прошу, постой!
Пятьдесят — это возраст не малый,
И мужик с тобой не простой,
Ещё проще сказать — бывалый.
Эх, судьба, тебе ли не знать
Как кружило меня и кидало…
Всех простить бы и всё понять,
Знать бы где постелить одеяло…
Эй, судьба, поиграем в жизнь!
Может быть ещё всё вернётся?
Продержись, давай, продержись!
Всё по новому обернётся!

Николай ЧЕБЕРЕВ

АПРЕЛЬСКАЯ ПЕСНЯ

Курочка водички из следа попьёт,
В зарослях черёмухи скворушка споёт.
По земле оттаявшей вновь весна пройдёт.
Луг, покрытый зеленью, снова зацветёт.
Вместе с первым дождичком горести уйдут.
Снова твои ноженьки танцевать начнут.
Солнышко от брёвнышка вновь взлетит в зенит.
Голос твой наполнится счастьем, зазвенит.
Обниму берёзоньку, прислоню к груди…
Верю, что всё лучшее в жизни — впереди!

МАРИНА НЕФЁДОВА

ПОЧТИ АНГЛИЙСКИЙ СОНЕТ

Апрель 2009 года — самый холодный за 105 лет в Нижегородском крае.

Белым снегом всё запорошено,
И деревья, и крыши домов.
Ненадолго и пусть непрошено
Красота нам явилась из снов.
Снова лужица заморожена.
Как озябли вдруг ветви кустов!
Сердце бедное растревожено
Появленьем небесных цветов.
Ветром северным к нам заброшено
Отражение райских садов.
Солнцем утренним будет скошено,
Не останется зимних следов.
Снега пена и апрель —
Афродиты колыбель.

СОРМОВСКИЕ ПОЭТЫ ДЕТЯМ

ИРИНА СИДНЕВА

АПРЕЛЬ

Зима с весною спорят.
Зима с весною в ссоре.
Апрель уж на дворе —
Деревья в серебре.
Но вот пригреет солнце,
Заглянет к нам в оконце.
Короче станет ночь.
Зима умчится прочь.

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Поэзия сормовичей

Лира

Сормовские поэты: с новым годом!

читать дальше

Ладушко

Клубок голубой шерсти

История, рассказанная четырьмя женщинами.

читать дальше

Завод Красное Сормово

История в лицах

Проведение цикла мероприятий «История в лицах» уже стало традиционным для музея истории завода «Красное Сормово». Они посвящены известным, заслуженным сормовичам-юбилярам — людям, которые в разные периоды 160-летней истории завода внесли заметный вклад в развитие производства. Музейные работники, журналисты, краеведы, ветераны предприятия рассказывают об их трудовой биографии и заслугах перед заводом. Как правило, в этот день в музей приглашаются близкие друзья и родственники юбиляров. «История в лицах» проводится для молодежи, учащихся Сормовского механического техникума.

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда