Версия для печатиВерсия для печати Культура | № 16 | Апрель | 2009

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/3183/

Какие книги читать

Что читают сормовичи

Ничто — ни «важнейшее из искусств», ни телевидение — так не формирует здоровое нравственное состояние общества, как настоящая литература. Когда-то великий русский поэт Некрасов мечтал, что настанет время, когда русский мужик будет покупать книги не «милорда глупого», а Пушкина и Гоголя. В дни, когда Россия отмечала 200-летие Гоголя, в редакции «Красного сормовича» собрались сормовичи — члены Союза писателей России, представители библиотек, книжного магазина, преподаватель литературы в школе, чтобы обсудить, как сейчас преподают литературу, какие книги покупают и читают наши земляки.

«Детям проще не читать…»

Елена Елясина, преподаватель литературы лицея № 82:

— В этом году выпускники школ впервые выбирают литературу как предмет для сдачи выпускного экзамена. По предпочтениям она находится на предпоследнем месте. Всего лишь 1200 выпускников из всей области выбрали литературу… Это очень тревожная ситуация. Абитуриенты ныне сдают литературу как вступительный экзамен на филологических факультетах и в некоторых вузах туристического профиля.

Есть проблемы и с преподаванием литературы в школе. Конечно, это не значит, что учителя стали меньше учить литературе, чем надо. Сейчас школьные программы по литературе очень интересные, развивающие. Например, в нашем лицее литература преподается по программе санкт-петербургского автора Владимира Георгиевича Маранцмана. Эта программа развивает ученика как читателя, воспитывает умение воспринимать литературу, понимать, что такое литературное произведение, определять его форму, увидеть автора в тексте, понять его позицию. Преподавание этого предмета у нас ведется серьезно: учащиеся на уроках слушают аудиокниги в авторском исполнении или хороших чтецов. Детям такая форма обучения нравится. В нашем лицее этот курс полностью прошли восьмиклассники, посмотрим, кто из них выберет в качестве ЕГЭ литературу. Мы преподаем литературу, но выпускники школ, к сожалению, не чувствуют, что она пригодится в реальной жизни. Многие считают так: если экзамен по литературе можно не сдавать, то и заниматься ей серьезно не стоит.

— Дети любят читать?

— Конечно, детям проще не читать. На уроках современной литературы стараемся давать небольшие произведения — рассказы таких писателей, как Платонов, Казаков. Ребенок, даже если приходит неподготовленным, то за урок учитель успевает познакомить его с текстом. Дети прочитали рассказ, ответили на вопросы учителя, потом написали отзыв. Чтобы они ушли с урока хоть с чем-то. Этот подход дает свои результаты.

— Каких авторов сейчас изучают в школе?

Читайте книги!

— Классическая русская литература — это, безусловно, Пушкин, Лермонтов, Гоголь, причем в расширенном варианте. Например, я в школе в свое время таких произведений Пушкина, как «Медный всадник» и «Полтава» не изучала. Учим наизусть и отрывки из произведений. Есть у нас такой педагогический прием, как читательский дневник: дети вынуждены читать, потому что учитель требует отзыв на книгу. Современная литература — авторы не последних 20—30 лет, а те, кто прошел войну или писали после войны, — Платонов, Распутин, Казаков, Астафьев. К сожалению, в программе не представлены такие писатели как, к примеру, Даниил Гранин, но они рекомендованы для чтения.

— Вы в преподавании литературы руководcтвуетесь только рекомендациями программы или и собственным литературным вкусом?

— Я представляю тех учителей, которые работают в школе технического направления, но знаю, что во многих школах, где литература — профильный предмет и гораздо больше часов на литературу, руководствуются и своими предпочтениями. Преподаватели также сотрудничают с кафедрой Нижегородского института развития образования, с педагогическими вузами. Наша школа дает возможность пройти программу по литературе и на внеклассных мероприятиях, расширить круг чтения.

— Интересно, а представлены ли в школьной программе, хотя бы одним часом, произведения современных нижегородских писателей?

— Открытые лекции в нашем лицее проводят профессора физики, математики, но мы были бы очень рады, если бы к нам, на урок литературы, пришли и писатели… Живое общение с современными нижегородскими писателями было бы, думаю, интересно ученикам. Дети у нас начитанные, а есть и такие «звездочки», с которыми интересно и приятно общаться.

Александр Попов, член Союза писателей России, офицер флота в отставке:

— Я — выпускник 82-й школы и помню, что раньше физики знали литературу порой лучше лириков… В 82-й школе всегда было неприлично не знать литературы.

Евдокия Кирсанова, директор библиотеки профкома ОАО «Завод «Красное Сормово»:

— Когда мы учились в школе, литература из всех предметов была на первом месте, а сейчас она в загоне. У меня внук учится в школе, литературу там преподают — «галопом по Европам».

«Дайте мне книгу последнего русского классика…»

Книги читать!

— Какие книги покупают сормовичи?

Валентина Ягодина, директор книжного магазина «Читайна»:

— Женщины среднего возраста покупают книги Донцовой, детективы, а молодежь — и Маркеса, и Сэллинджера. Вчера у меня одна девушка спросила книги Золя — я так удивилась… Недавно ко мне обратилась молодая покупательница: «Дайте мне книгу последнего русского классика…» Какого — и сама не знает. Мы идем навстречу покупателям и заказываем книги в отделе поставок. Часто спрашивают книги Коэльо, из фантастики — Головачева, Никитина.

— А поэзию спрашивают?

— Да. Спрашивают книги Вознесенского, Добронравова, Окуджавы. «В нашу гавань заходили корабли» Успенского — идут «на ура», на антологии бардовской и военной песни — постоянно заказы. Нередко спрашивают стихи и прозу нижегородцев. В нашем магазине есть книги с автографами нижегородских поэтов. Читатели даже предлагают выделить специальную полку для книг писателей-земляков. Летом к нам в магазин заходят иностранцы, покупают открытки, спрашивают и книги нижегородских авторов, но их нет.

Евдокия Кирсанова:

— Раньше в центре Сормова был один книжный магазин. Многие еще помнят, как стояли в очереди, с часу ночи записывались, чтобы подписаться на приложение к «Огоньку». В этом магазине часто устраивались встречи с писателями, поэтами, в том числе нижегородскими. Были такие интересные дискуссии! А сейчас в книжных магазинах — один бизнес.

«Нет местных писателей!»

Чтение

Александр Попов:

— Чтобы книги нижегородцев продавать, надо их издавать. У нас же издаются книги таких авторов, как Донцова…

Юрий Марахтанов, член Союза писателей России:

— Прихожу как-то в ЦРБ имени 1 Мая, на абонементе идет перерегистрация читателей. Предлагаю: запишите где-нибудь, что у вас в библиотеке числится член Союза писателей России. Мне отвечают: «Нам ваши звания не нужны!» Библиотекари считают, что писатель это не профессия, а звание. Нас, членов Союза писателей, всего-то в Сормове пять человек, и то это много, в других районах вообще ни одного нет. В библиотеке поставили новые секции книжных каталогов. Открываю ящики, четыре из них забиты карточками на книги Донцовой, Марининой, Устиновой. Четыре ящика! Пытался найти карточку на свою книгу, час искал, так и не нашел. Когда у меня вышла книга, пошел по магазинам предлагать ее для продажи. Кроме муниципального, ни один книжный магазин мою книгу для продажи не взял. Спрашивают меня: «А вы, вообще, кто?» — «Вообще — писатель». — «А вы чей?» — «Нижегородец» — «А-а, местный…» Нет местных писателей! Москва заполонила все книжные магазины книгами столичных авторов. Но в Москве нет настоящих писателей, и не было никогда. Где родились Чехов, Астафьев, Распутин, Белов? Да только в провинции настоящие писатели! А в наших книжных магазинах отношение к нижегородским писателям, как к писателям второго сорта. Скоро должен выйти журнал «Север» с моим новым романом. Это журнал с 70-летними литературными традициями. Но ни одна библиотека города на него не хочет подписываться. Мы, сормовские писатели, не против день-два посидеть в книжном магазине, чтобы здесь же рассказать о своих книгах, подписать их читателям. Прихожу в библиотеки — из современных нижегородских писателей один Прилепин. «А вы читали его книги? — спрашиваю библиотекаря. — «Нет, нам некогда». Роман Прилепина «Санькя» получил премию «Русский Букер», но все же знают, что это «антирусский Букер». Этой премией награждают авторов, которые плюют в Россию. Берем текст из романа (следует цитата… — авт). И этот роман выставлен в библиотеках. Надо хотя бы читать книги, которые выставляете! Герои его книг — проститутки, вышибалы, убийцы. Я устал читать его вещи и читать их больше не буду.

Евдокия Кирсанова:

— А молодежь спрашивает книги Прилепина! Да, должны быть рецензии на книги. Библиотечный коллектор уничтожен. Раньше мы каждую книжечку сами сначала смотрели, о ней все было написано в аннотации, что там самое главное. О писателе была справка. Мы выбирали книги, знали, что нужно нашему читателю. Пришел к нам в библиотеку парнишка: «Прилепина надо!» Я как посмотрела его «Санькю» — боже мой… Никто не рецензирует наши книги, все пущено на самотек. Мы Прилепина не пропагандируем. Но и книжек Донцовой, Устиновой люди тоже начитались, «переели».

Юрий Марахтанов:

— Борис Екимов получил премию имени Солженицына. Прихожу в библиотеку 1-го Мая. На абонементе прошу подборку о Екимове — ничего не могли найти! Пошел в читальный зал библиотеки Дворца культуры — тут же мне кучу журналов о нем подобрали. Вот его надо рекомендовать читателям.

«Гарри Поттером » начитались…»

— А что хотят читать сормовичи?

Евдокия Кирсанова:

— Разные поколения ходят в библиотеки. Старшее читает хорошие книги, добрые. Исторические, про войну, мемуары, очень любят серию «100 биографий великих людей». Молодежь, к сожалению, в библиотеку ходит редко. А если приходят — берут учебную литературу, книги по школьной программе. Приходят к нам и удивляются: «Сколько у вас книг!» Если по телевидению идут фильмы по произведениям Акунина, Солженицына — взрослые читатели спрашивают их книги. Думаю, после фильма «Тарас Бульба» кто-то захочет перечитать Гоголя.

— Какие книги берут в библиотеках наши дети?

Татьяна Колосова, зам. заведующей ЦРБ им. 1 Мая по работе с детьми:

— Что-нибудь легкое: детективы, фантастику, романы для девочек. Если малыши читают для души, то старшеклассники — только по школьной программе. Малыши читают приключения, российских детских писателей. Гарри Поттером — уже наелись, эти книги стоят на полках. Мы стараемся советовать детям, что им читать: составляем рекомендательные списки, тематические планы чтения. Это помогает им выбрать для чтения хорошую, нужную книгу.

Справка: в Сормовском районе 11 муниципальных библиотек, в которых 720 тысяч экземпляров книг и 39380 читателей. На одного читателя библиотек за 2008 год приходится 18 прочитанных книг.

— Как родители влияют на чтение своих детей?

— Мы выпускаем библиографические указатели для родителей, обращения, рекомендуем таких детских писателей, как Барто, Драгунский, Маршак, Михалков. Иногда приходят родители, спрашивают, что их дети читают. Есть родители, которые сами выбирают книги для своих детей. Но многим родителям некогда и неинтересно знать, что читают их дети.

Александр Попов:

— Дети заняты в школе, это мы понимаем. Для того, чтобы взять книгу для души, душа должна быть. Есть у детей желание читать?

— Есть. Нет опыта чтения. Чтобы было желание, нужна совместная работа учителей и родителей — это самое главное. Интерес к чтению формируется прежде всего в семье. Если ребенок видит, что родители читают, он тоже берет книгу.

На юных читателей производит впечатление, когда в библиотеку приходит автор и рассказывает о своей книге. Мы всегда рады видеть писателей в нашей «Гостиной краеведа». Мы уходим от крупных массовых мероприятий — это функции Дворцов культуры. В библиотеках проводятся групповые занятия по интересам, где присутствуют не более 20 человек. Проводим громкое чтение, комментированное чтение, с настроением, с увлечением. У нас произведение звучит, мы стараемся, чтобы ребенок понял, о чем книга, почему автор так ее назвал. Школа учит буквам, а мы стараемся, чтобы ребенок пропустил книгу через свою душу. Проводим книжные выставки. Ребенок увидел красивое яркое пятно — выставка сама с ребенком начинает «разговаривать». Даем детям сведения об авторе, о книге, проводим литературно-творческие игры, чтобы ребенок не просто прочитал книгу, а чтобы она оставила след в его душе. Многое в нашей работе зависит от финансирования. На приобретение книг библиотекам выделяются незначительные суммы. За год мы получаем из бюджета на литературу для детей всего Сормовского района около 20 тысяч рублей. Сколько книг можно купить на эти деньги?.. Надо как минимум тысяч триста рублей в год! В первую очередь мы приобретаем книги, нужные по школьной программе. Но мы не можем прийти в магазин и купить то, что нам надо, поскольку прикреплены к книготорговым базам. Приходят туда из библиотек всех районов города, и порой приходится брать то, что осталось. И надо брать, иначе деньги пропадут. Книжный фонд детских библиотек изношен на 80 процентов, а ребенку нужны красивые, новые книги. Если книга истрепана — какую любовь к чтению можно привить ребенку!

«Хочется хорошего слова…»

— Что читают взрослые?

Елена Паршина, главный библиотекарь ЦРБ имени 1 Мая:

— К нам в читальный зал люди приходят заниматься по своим темам, связанным с учебой, с работой — студенты, школьники, будущие юристы-экономисты, поэтому львиная доля книг, которые мы выдаем, — не художественная литература, а общественно-политическая. Литературно-художественные журналы берут читать те, кто без этого уже не может жить, люди среднего возраста, которые привыкли следить за новинками литературы, которым «гламурная» белиберда надоела, хочется хорошего слога, языка. Берут журналы «Новый мир», «Москва», «Звезда», «Знамя», «Октябрь».

Александр Попов:

— Почему в библиотеках стоят книги, которыми все начитались? Это политика. Есть такое стихотворение:

Исстари, чтоб золотишком разжиться,
Воры с окраин стекались в столицу,
Ныне же столько собралось их там —
Красть скоро нечего будет ворам.
Всей бы страной от тебя отделиться,
В тягость ты нам, воровская столица…

Хозяин магазина выставляет книги, которые издает его жена, а жене издавать эти книги несут его друзья-писатели. Сникерс и пепси-кола — штука непростая, через нее ребята с Запада забрасывают крючок, на который наша душа садится. Чтобы мы про свой хлебушек добрый забыли. Как нам детей защитить? Пока мама под пиво читает Донцову — это трудно… Задача у Запада — найти в России пятую колонну и открыть шлагбаум для американской массовой культуры.

У вас, библиотекарей, достаточно возможностей отделять мусор от стоящей литературы. У вас есть опыт. О добре, любви и России нашей должны быть книги!

Николай Симонов, поэт, член Союза писателей России, рабочий «Красного Сормова»:

— Спрашиваю детей в одной школе: кем хотите быть? Отвечают: суперменом, бэтмэном, человеком-пауком. Я внуку-первокласснику говорю: «Давай Илью Муромца нарисуем!» — «А это кто?» — «Давай почитаем!» — «Я лучше на компьютере поиграю». Я «Трех мушкетеров» прочитал во втором классе, а он читает через пень-колоду, но зато на компьютере — только пальцы мелькают. У нас очень много иностранных книг, от которых не польза, а вред детям. Подарили внуку книгу о Крымской войне, английское издание: бедные английские солдаты, раненные русскими, какая-то их медсестра Мэри Смит таскала их на себе. Меня такое зло взяло… Дети не знают о наших героях Крымской войны, а им дают читать, какие несчастные были английские солдаты, хотя они на Россию напали. Про наших адмиралов-героев Нахимове, Корнилове, Даше Севастопольской — ничего в этой книге нет.

«Стихи — от одиночества…»

— Николай Васильевич, чем живет сегодня литературное объединение «Волга», которое вы возглавляете?

— Раньше это было действительно литобъединение, на занятия приходили человек 10—15, все сормовичи. И все хотели научиться писать. Сейчас — толпа, по списку 50 человек, 20—30 регулярно ходят, но многие идут потусоваться, показать себя и как можно больше прочитать своих стихов, а не учиться. Куда смотрят спонсоры, которые издают их книги… Мы, члены Союза писателей, издаем книги раз в пять лет, а графоманы — каждый год по книге на свои (спонсорские) деньги. Чем бездарней поэт или писатель, тем он наглее, тем более пробивной. Меня печалит, что в литобъединение молодежи мало приходит. Появились четыре девчонки — две пропали. Стихи начинают писать престарелые люди, от одиночества. Например: «Я в 75 лет схоронила мужа и стала писать стихи», «Я ушел на пенсию в 60 лет — стал писать стихи». Люди образованные, но неграмотные. Пишут стихи — вопиющая безграмотность. Любое слово могут исковеркать. Да и пишут канцелярским стилем. И обижаются: «Почему вы меня не печатаете в «Красном сормовиче», я сорок лет в заводе проработал!». Есть десятка полтора таких поэтов, которые состоят во всех литобъединениях города, ездят туда-сюда.

Юрий Марахтанов:

— Как-то прихожу в клуб «Победа», там аршинными буквами объявление, что литобъединение возглавляют члены Союза писателей. Хотя на самом деле это не так. С каких пор эти люди используют бренд Союза писателей, ими не являясь? Да еще и литобъединение будет плодить графоманов!

— Как вы относитесь к тому, что дети пишут стихи, рассказы?

Юрий Марахтанов:

— Пусть дети пишут, это стремление к литературе нужно поощрять. Пусть дети и взрослые учатся писать, если есть такое стремление, но как это сделать, где найти помещение для занятий литературой с детьми… Я пытаюсь воссоздать секцию прозы при Союзе писателей. Раньше были семинары для молодых писателей. Знаете, как меня шерстили на них!

«Мы живём вместе со страной…»

— Может ли писатель в России сегодня влиять на общество, а нижегородский писатель, в частности, на ситуацию в городе?

Александр Попов:

— И был поэт в России больше, чем поэт, и есть, и будет. Другое дело, как его воспринимают. Властитель он дум или не властитель — писатель должен быть писателем, как это ни банально звучит. Только кто его слушает? Мы живем вместе со страной. Настораживает, что государство мало заботится о людях, но государство-то — кто, это — мы! Они там сидят, потому что мы позволяем им это делать. Возьмите поморские деревни — там крестьяне книг не читали, но в детей своих закладывают добро. Возьмите казаков — попробуй у них не почитать стариков, приструнят быстро. Всем миром надо бороться за нравственность. Раньше, например, было стыдно ехать в автобусе и сидеть, если ты мужчина. А сейчас, бывает, солдат сидит — женщина рядом стоит.

— Наверное, каждый из вас может посоветовать, что читать из серьезной литературы?

Предложений было много:

— Бориса Екимова рекомендую… Коэльо… Знаменская… Токарева… Дашкова… Библию! Историю России!… Астафьева, Белова, Шаламова, Николая Скромного, Крупина… Прилепина! Куняева! Читайте журналы «Наш современник», «Север», «Дон», «Подъем»…

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Елка-шоу

Сами ёлку мы нарядим…

В Сормове есть свои предновогодние традиции. Одна из них — проведение конкурса новогодних игрушек «Елка-шоу», в котором с удовольствием принимают участие ученики с 1-го по 11-й класс школ района.

читать дальше

Наш маленький юбилей

Дорогие читатели! Вы держите в руках юбилейный — 70-й выпуск семейной газеты «Ладушко». Её первый номер вышел в середине января 2003 года — ровно семь лет назад.

читать дальше

Вахта памяти

Сорок лет назад, в воскресенье 18 января 1970 года, на одном из стапелей цеха СКМ завода «Красное Сормово», на строящейся подводной лодке зав. №712 произошла авария. При проведении гидравлических испытаний оборудования атомной энергоустановки произошел неуправляемый пуск реактора и тепловой взрыв, разрушивший активную зону с выбросом ядерного топлива из разрушенных ТВЭЛов (тепловыделяющих элементов) и радиоактивной воды в виде пара.

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда