Версия для печатиВерсия для печати Культура | № 11 | Март | 2009

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/3126/

Сормовские поэты смеются

Сормовские поэты смеются

Стихи.

Валерий СТРЕКАЛОВСКИЙ

Юморландия

Где-то есть на белом свете
Юморландия страна.
Там смешливые, как дети,
Страж порядка и шпана,
Сытый гад и бомж голодный,
Политжмурик и герой…
Все «поротно и повзводно»
Примеряют хохму в строй:
Юмор праздный и окопный,
Юмор свежий и былой,
Зубоскальский и холопный,
Чёрный, ласковый и злой.

Наталья ЯНГ

* * *

Назвать ребёнка именем красивым
Родитель каждый будет очень рад.
Амалии, Мальвины, Серафимы
Теперь у нас в песочницах сидят.
Кристины, Катарины, Василисы —
Вот именам каким теперь почёт.
Дианы, Фелицаты и Алисы,
А Тань, Наташ и Оль — наперечёт.
О, имена! И вдруг такая сцена
Предстала мне, что даже голос стих:
«Тебе сегодня двойка, Мельпомена!
Ведь ты опять не выучила стих!
У Диогена, видно, кнопка в парте
Под самым мягким местом, извини!
А ты, Сократ, Носкову Клеопатру,
Пожалуйста, «Заклёпкой» не дразни!
Ну как же можно, дети, извините,
Такой простой не выучить закон!
Садитесь, Иванова Нефертити!
К доске идёт Петров Тутанхамон…»

Андрей ХРАМОВ

***

Говорят мне женщины:
«Слушай-ка, Андрюшка,
Растерял ты волосы
На чужих подушках».
Ой вы, бабы—бабоньки,
Всё-то вам известно.
Что и где случилося,
Знать вам интересно.
Кумушки-голубушки,
Суды-пересуды,
А отчёт подробный я
Вам давать не буду.
Лишь одно скажу я вам:
«В жизни так бывает:
От любви не волосы —
Голову теряют».

О ПОЭТАХ (пародия)

А кругом весенняя краса,
Даже пень становится поэтом.
Валентина Коростелёва
Приумолкли птичьи голоса.
Друг взахлёб стихи читает Фета:
«А кругом весенняя краса,
Даже пень становится поэтом».
Подметает дворник тротуар,
Напевая песенку при этом.
А с деревьев осень сыплет жар,
Даже лист становится поэтом.
Третий день идёт пушистый снег,
Но стихи пишу я не об этом.
Как прекрасен всё же человек,
Тот, кто не мечтает стать поэтом.

МУЖИЦКИЙ РАЗГОВОР

В мужицких радостных руках…
В делах простых, в мужицкой речи.
Изба. Свеча. Мужицкий двор.
Николай Коновский
Мужицкий двор.
Мужицкая завалинка.
Мужицкая изба, Вокруг забор.
Мужицкие, не по размеру, Валенки,
За ними ржавый прячется
Топор.
Из-за мужицкой двери
Спор доносится.
Слова мужицкие
Я выучил с тех пор.
К поэзии всё это
Не относится.
Не до стихов.
Мужицкий разговор.

Юрий СИМОНОВ

ФОНАРЬ

Ничего не говоря,
Ты прошла тропой хрустящей.
Кружит возле фонаря
Снег серебряно-блестящий.
Фонаря холодный свет
Разливается янтарно.
Побежать бы мне вослед,
Но стою столбом фонарным.
Вспомни вечер голубой,
Мы друг другу руки грели…
До чего же мы с тобой
С той поры офонарели!
На исходе января
Стынет кровь, сердца грубее…
Ты уж мне до фонаря
И до лампочки тебе я.

Евгений ВОРОНОВ

СОН НЕБОГАТОГО АВТОЛЮБИТЕЛЯ РАРИТЕТОВ

Я вижу: средь машин несётся «Форд»,
Мне донося асфальтовый аккорд.
В езде железно-пластиковых морд
Я слышу, как жуёт дорога корд.
Купил себе я «Форд» и стал я горд —
«Помог» его купить лохматый чёрт.
Познал и я ласкающий комфорт,
Как независимый и гордый лорд.
Я сел за руль. Погнал.
Вошёл я в раж, Разбив воображением мираж,
Проехав синусоидный вираж.
И минул пост, где ДПС-ный страж.
Но вот меня обходит «мерин» резвый,
Мне видится: он словно мир чудес.
Мой взгляд хоть сонный, но довольно трезвый,
И я уже хочу лишь «Мерседес».
Купил себе я новый «Мерседес» —
Опять «помог» мне чёрт лохматый.
Но вновь хитрит автомобильный бес —
Меня «прошил» «Феррари» нагловатый.
Ну, что мне делать?
Как взросла беда, Одна лишь мысль стучит в висок —
«вендетта», Забылся я — не лезет в рот еда,
И вдруг проснулся — вот моя «Победа»!

Ирина ШАБАЛИНА

АСТРАЛЬНОЕ

На душе чтой-то нынче угарно.
Лезет под ноги всякая грязь.
У меня, видно, сморщилась карма,
Или где-то в ней моль завелась.
Мне б побрызгать её дихлофосом,
Да нельзя — вдруг астрал прогневлю?
Со своим наболевшим вопросом
И не ем, и не пью, и не сплю.
Отыщу в Интернете я пару —
Старичка, что на Путина зол, —
А свою одряхлевшую карму
Я побрызгаю спреем «Нозол».

Борис ЖУКОВ

ОТКРЫТИЯ (пародия)

…пашет Паша, …машет Маша…
Привычно, ясно, смутно, странно
Живут в России имена,
А степь по имени Степана
Однажды степью названа
Лариса Васильева
В стихах Васильевой прекрасно
Холстина мысли соткана —
И всем привычно — смутно ясно,
Откуда взялись имена.
Раз варит — Варя, пашет — Паша,
Кто верит — Вера, колет — Коля,
Коль дунет — Дуня, машет — Маша,
А любит — Люба, полет — Поля.
И если Боря не поборет, Так, значит,
Маня заманит, Её Егор не объегорит,
Её Кузьма не подкузьмит.
У Шуры с Мурой Шуры-муры,
А женят Женю сгоряча,
Теперь вовсю шурует Шура,
А Тая тает, как свеча.
Овсами пахнет от Овсея,
Грешны у Устеньки уста,
И веет матом от Матвея,
От Христи — муками Христа.
Как Тамариски в честь Тамары,
Ириски в честь кондитерш Ир,
Как макароны в честь Макара —
Так в честь Мирона назван мир.
Открытый ларь стихом ковался,
В нём тайны тысячи имён…
Но ларчик просто открывался —
Ведь Ларочкой сработан он.

Соблазнительница

Приятель мой Федор Морозов
Как-то хвастался мне при встрече:
— Представляешь, моя-то Роза
Соблазняет меня каждый вечер.
Она, с модой в ногу шагая,
Медицинский центр посетила.
Сомнения все отвергая,
Фигуру свою изменила.
Над ней там спецы потрудились —
Мудра медицинская сфера.
На плоской груди появились
Булки шестого размера.
Бедра округлыми стали —
Талию гордо венчают.
Губкам припухлость придали —
Улыбку они излучают.
Открылось в ней много хорошего,
Чем я безраздельно владею.
Хоть стоило это недешево,
Зато каждый вечер балдею.
…А недавно на рынке случайно
Я встретил приятеля снова.
В нем крылась какая-то тайна,
Он выглядел мрачно, сурово.
На вопрос: «Как живешь, дружище?»
Федор с грустью в глазах ответил:
— Всегда мы чего-то ищем,
Обитая на белом свете.
А жизнь иногда, как заноза,
В нас острое жало вонзает —
Ушла от меня моя Роза,
Другого теперь соблазняет.
Ее силиконовой прелестью
Недолго, увы, наслаждался.
Обманулся своей незрелостью
И вот в дураках оказался.

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Старые рождественские открытки

Поздравление из прошлого века

В некоторых семьях необыкновенно трепетно относятся к поздравительным открыткам от родных и близких, десятилетиями бережно хранят их. Около полутора десятков рождественских открыток сохранилось в семейном архиве сормовича Валерия Алексеевича Козлова. Благодаря этому наша газета получила возможность показать читателям, как выглядели новогодние и рождественские открытки ровно 100 лет назад, поведать, чего люди желали друг другу в эти праздники, которые и сегодня мы считаем самыми святыми и волшебными.

читать дальше

Безнадзорные животные, собаки

«Неужели меня будут убивать?»

«Безнадзорные животные — проблемы контролирования численности на территории Нижнего Новгорода и Нижегородской области» — эту тему обсуждали недавно в Торгово-промышленной палате. Актуальность ее несомненна: из года в год все больше и больше людей страдают от укусов собак. Что же делать в этой ситуации? Кого надо жалеть и оберегать — людей или собак?

читать дальше

Наш Нижний Новгород

Юные сормовичи историю края знают лучше всех

Как прыгали от радости сормовские ребята — пятиклассники из школы № 9, когда объявили, что на городском конкурсе «Наш Нижний Новгород» они стали победителями!

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда