Версия для печатиВерсия для печати Гость номера | № 11 | Март | 2009

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/3122/

Маргарита Николаевна Рыбина

Выбираю песню

Этот год богат на юбилеи и круглые даты. Завод «Красное Сормово» отметит свое 160-летие. Шесть десятков лет звучит песня «Сормовская лирическая», написанная к 100-летнему юбилею завода и ставшая музыкальной эмблемой Сормова. Исполняется 100 лет со дня рождения создателя этой песни, нашего земляка, композитора Бориса Мокроусова. Вместе с песней и ее автором отмечает юбилейную дату и первая исполнительница «Сормовской лирической» — Маргарита Николаевна Рыбина. 15 марта ей исполнится 85 лет. Знакомясь с ее жизнью, с фактами ее биографии, понимаешь: не случайно именно ей, 25-летней сормовичке Рите Рыбиной, судьба сделала такой подарок — стать первой исполнительницей песни-долгожительницы, песни-легенды…

Из рода Третьяковых

Маргарита Николаевна Рыбина — коренная сормовичка. Ее прабабушка Аграфена Ивановна Третьякова родилась в 1847 году, задолго до отмены крепостного права и за два года до начала строительства Сормовского завода. Семья жила в двухэтажном доме из красного кирпича, он стоит и сегодня — дом № 70 по улице Свободы.

Словно злой рок висел над женщинами рода. Муж Груни Третьяковой уехал на заработки в Астрахань и умер там в жару, от сердечного приступа. А Груня ждала четвертого ребенка, и было ей 27 лет. Бабушка Маргариты Рыбиной, Прасковья, родилась уже без отца. Вышла замуж за сормовского рабочего, кузнеца Николая Березина. Овдовела она тоже в возрасте 27 лет, нося под сердцем седьмого ребенка. Такая же участь постигла одну из дочерей бабушки Прасковьи — Александру: вдова в 27 лет с четырьмя детьми на руках, а пятого родила через два месяца после смерти мужа… Старшая дочь Прасковьи Степановны, Татьяна, вышла замуж в 1918 году за Николая Рыбина, который работал кочегаром на одной из барж Сормовского завода. Сама она работала в заводской химлаборатории. В 1924 году у них родилась дочка, которую назвали Маргаритой. Николай Рыбин был коммунистом, во время гражданской войны добровольцем ушел в Красную Армию и умер рано, когда дочке едва исполнилось 9 лет.

— Сначала мы жили в Пролетарском переулке, за нынешним магазином «Муравей», — вспоминает Маргарита Николаевна. — Потом появился отчим, и мы переехали на Кооперативный поселок, на улицу Циолковского. Первый класс я отучилась в здании Александро-Невской церкви, на улице Баррикад. Потом училась в 81-й и 93-й школах. Я сидела на одной парте с Колей Ермолаевым. Учились мы вместе до 10 класса, школу закончили в июне 1941-го…

«У меня первый голос!»

Пела Рита с тех пор, как себя помнит. Да и как было не запеть в такой музыкальной семье. Ее отец хорошо играл на баяне и на гармошке. Его брат Александр Рыбин был знаменитым в Сормове домристом, членом трио народных инструментов при Сормовском дворце культуры. Рыбина впоследствии взяли в Москонцерт…

Мама, Татьяна Николаевна, обладала хорошим голосом, пела в хорах Александро-Невской церкви и Спасо-Преображенского собора. Пела и дома, особенно за шитьем — и церковные песни, и народные.

Незадолго до своего 10-летия Рита проявила самостоятельность: собрала друзей и подруг и отправилась в Сормовский дворец культуры записываться в хор. Преподаватель Мария Владимировна Булгакова (Черноверхская) всех внимательно прослушала, спросила у Риты, что она будет петь.

— Я и запела «Зачем тебя я, милый мой, узнала, — улыбается своим воспоминаниям Маргарита Николаевна. — Мария Владимировна сказала: «Хорошо, у тебя первый голос, я тебя записываю в хор». И назначила день занятий, я их посещала очень аккуратно, до 1938 года. А тогда я радостная прибежала домой и объявила маме: «У меня первый голос!» Она осадила меня: «Что ж с того? В хоре без второго петь нельзя»…

Ах война, что ты сделала…

Во время войны было не до песен. Друг детства, одноклассник Николай Ермолаев, с 41-го года — на фронте, Рита получала от него редкие весточки. До сих пор хранит она его открытку и письмо-треугольник, написанные карандашом. В том письме он сообщает, что встретил их общего друга, и тот сказал ему: «Рита стала настоящей красавицей…». Лейтенант, танкист Н. Ермолаев погиб в Берлине в 1945 году.

— Все ребята из нашего класса погибли, — говорит Маргарита Николаевна. — А Колю я ждала до 1949 года, все надеялась, что похоронка пришла по ошибке и он вернется… Это был очень добрый, светлый человек…

В конце 40-х годов к Маргарите сватался молодой человек — фронтовик, гвардеец, из уважаемой сормовской семьи. Казалось бы, хорошая партия, но он поставил условие: «Сцену, Дворец придется бросить»…

— И я выбрала песню, — без сожаления говорит Маргарита Николаевна и, помолчав, добавляет: — А вот Коля так никогда бы не сказал…

Мария Владимировна

Судьба свела Риту Рыбину с М. В. Черноверхской в 1934 году, ровно 75 лет назад. Это знакомство продолжалось более 60 лет, до самой смерти Марии Владимировны в 1993 году.

М. В. Черноверхская — это целая эпоха в сормовской культурной жизни. Первая профессиональная певица, педагог-вокалист, талантливый хоровой руководитель. Вот с каким прекрасным педагогом свела судьба Риту Рыбину!

— Уже после войны, с сентября 1945 года я начала ходить во взрослый хор. И снова вокалом со мной занималась Мария Владимировна, — с теплотой вспоминает М. Н. Рыбина. — И ругала она меня, и «дрессировала», и баловала. Очень голодным был 47-й год. Так она принесет мне на занятия два кусочка хлеба ржаного с постным маслом: «Вот, Риточка, тебе бутербродики». Она не только подкармливала, а бывало, давала для выступления на сцене свои туфли на каблуках, бусы или клипсы.

Певец может быть прекрасным вокалистом, но плохим учителем. У Марии Владимировны был особый дар — она могла «показать голосом».

Дом, работа…

В июле 1941-го, сразу после окончания школы Маргарита Рыбина пошла работать в швейную мастерскую — шила обмундирование для армии. Не прошло и года, как девушка была «уволена в распоряжение мобилизационной комиссии». Нужна была рабочая сила для вагоноремонтного завода ТТУ (трамвайно-троллейбусного управления). И направили Риту ученицей изолировщицы в моторно-якорный цех. К концу войны она уже была нарядчиком-учетчицей, потом комплектовщицей. На заводе М. Н. Рыбина проработала до 1986 года, почти 45 лет. Она бережно хранит семь своих трудовых наград. Самая дорогая — медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», которой была награждена в 1946 году…

Так называемый «квартирный вопрос» заслуживает отдельной строки. В 1946-м году отчим ушел из семьи и продал дом, где они жили. В 1947-м после тяжелой операции мать стала инвалидом, и они с Ритой очутились в Высокове. Жили в бывшей бане, без электричества и радио. Летом там было сыро, зимой углы избушки промерзали. В таких условиях мать и дочь жили 15 лет! Из этой развалюхи в 1960 году Рита и маму похоронила. Вскоре она получила место в общежитии, где прожила до 1983 года. И только в возрасте 59 лет ей удалось получить отдельную однокомнатную квартиру со всеми удобствами в микрорайоне «Мещерское озеро».

«Звёздный час»

Когда в 1949 году завод «Красное Сормово» начал готовиться к своему 100-летнему юбилею, Маргарита Рыбина и не подозревала, что близится ее «звездный» час.

К столетию завода поэтам и композиторам были заказаны торжественные марши. А поэт Е. Долматовский и композитор Б. Мокроусов написали иную песню — «Сормовскую лирическую».

Марши были написаны, один раз исполнены и забыты. Иная судьба ждала «Сормовскую лирическую». Даем слово ее первой исполнительнице.

— Как-то руководитель нашего хора, Виктор Арнольдович Махлин, принес на репетицию концерта, посвященного столетию завода, ноты «Сормовской лирической», написанные рукой Мокроусова. Песня всем понравилась. В то время в хор ходил Гена Баков, бывший фронтовик, сталевар с «Красного Сормова». У него был прекрасный баритон. Мы с ним оба в эту песню «вцепились». Нам разрешили петь вместе.

Мы разучивали песню по авторскому клавиру. Нам строго-настрого запретили петь ее где-бы то ни было. Она звучала в самом финале композиции. Впоследствии мы часто дуэтом исполняли эту песню. К сожалению, сегодня Геннадия Ивановича Бакова нет в живых…Песня быстро стала популярной, в начале 50-х она уже звучала по радио. А в нашем репертуаре продержалась года до 53-го. Пели до тех пор, пока все пьяные не запели ее на улицах…

Одна песня — две судьбы

Этот фотоснимок сегодня широко растиражирован и газетами, и книгами, и телевидением: на сцене рядом с юной Маргаритой Рыбиной стоит статный русоволосый мужчина. Это Геннадий Баков, сталевар с «Красного Сормова». О его судьбе долгое время не было известно. По частицам ее помогли восстановить М. Н. Рыбина и Р. М. Лохина, соседка Бакова по дому. Ей, совершенно постороннему человеку, довелось и хоронить его и вот уже более 25 лет ухаживать за его могилой…

Геннадий Баков родился в Сормове, в 1923 году. На «Красное Сормово» пришел в 1938 году рассыльным в 5-й судомонтажный цех, с 1942 г. — подручный сталевара. Потом фронт. После войны, в 1947 году вновь «Красное Сормово»: подручный сталевара, бригадир газосварщиков, помощник составителя поездов…

По словам тех, кто знал его в молодые годы, Баков был грамотным человеком, обладал врожденной интеллигентностью, следил за собой и всегда был готов прийти на помощь тому, кто оказался в беде.

В 1951 году на сцене ДК решили поставить оперу Чайковского «Евгений Онегин». Партию Онегина должен был исполнять Баков, партию Татьяны — Рыбина. К сожалению, премьера не состоялась, так как не смогли найти исполнителей других ведущих партий. Но репетиции начались, и это время Маргарита Николаевна вспоминает как вдохновенный творческий взлет. Под руководством В. А. Махлина репетировали сцену в саду и заключительную сцену.

— Мы были так увлечены этой работой, — вспоминает Маргарита Николаевна, — что на репетициях порой совершенно забывали о времени… Мы были одержимы этой музыкой, этой оперой Чайковского. Жена Геннадия Ивановича, Раиса, в шутку звала нас «Онегины»… Но вскоре Геннадию предложили без экзаменов учиться в Киевской консерватории. Его учителем стал народный артист Потаржинский.

Но, видимо, отношения между преподавателем и учеником не складывались. О многом говорят строки из писем Бакова той поры. «Танька ты моя Танька! Здесь таких Татьян нет…», — писал он Маргарите Николаевне. И о своих занятиях с Потаржинским: «Я пою — а он смотрит в окно»… Через год Баков бросил учебу.

Уход Бакова из консерватории был связан «с семейными обстоятельствами»: его жена Раиса, работая бухгалтером в столовой, из-за недостачи попала в тюрьму. Геннадию надо было возвращаться в Горький, растить сына Женьку (он назвал его Евгением в честь Онегина, но, видимо, выбор имени оказался неудачным: Онегина называли «лишним человеком», и Евгений Баков тоже не сумел найти достойного места в этой жизни).

В результате фронтовой контузии к середине жизни у Бакова резко ухудшилось зрение. Но он не оставил занятия пением. Свидетельство тому — афиша концерта художественной самодеятельности в Московском театре им. Ленинского Комсомола для делегатов II съезда профсоюзов. Горьковскую область представлял и Геннадий Баков. На этой, одной из самых престижных сцен страны, он исполнял арию князя Игоря из оперы Бородина. Шел 1956-й год…

В последнее время из-за проблем со зрением он работал на одном из предприятий общества слепых. Геннадий Иванович Баков умер 26 мая 1983 года в московской электричке: он ездил в столицу за продуктами. Его похоронила соседка по дому — Р. М. Лохина, поставила памятник и вместе со своей дочерью до сего дня ухаживает за могилой…

Нет выше радости

Выбрав песню главным в своей жизни, Маргарита Николаевна ушла со сцены в 1967-м. Сколько романсов, арий, народных песен хранит ее память! Последний ее концерт состоялся в октябре 1995 года, он был посвящен памяти любимой учительницы — М. В. Черноверхской. А в год своего 80-летия М. Н. Рыбина открывала очередной конкурс вокалистов «Сормовская лирическая». И со сцены Дворца снова звучал ее голос: «На Волге широкой, на Стрелке далекой…».

В преддверии 85-летнего юбилея, перелистав заново страницы своей жизни — светлые и не очень, Маргарита Николаевна Рыбина убежденно говорит:

— Если у человека есть способности, он должен развивать их, должен учиться, стремиться довести их до совершенства. Иначе жизнь будет пустой, лишенной красок, радости творчества, с которой ничто в жизни не может сравниться — это самая высшая радость, которую может испытать человек.

Мы желаем Маргарите Николаевне здоровья, хорошего настроения, бодрости духа. И пусть никогда не забудется сормовичами песня, которой она дала «путевку в жизнь» 60 лет назад.

Маргарита ФИНЮКОВА

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Безнадзорные животные, собаки

«Неужели меня будут убивать?»

«Безнадзорные животные — проблемы контролирования численности на территории Нижнего Новгорода и Нижегородской области» — эту тему обсуждали недавно в Торгово-промышленной палате. Актуальность ее несомненна: из года в год все больше и больше людей страдают от укусов собак. Что же делать в этой ситуации? Кого надо жалеть и оберегать — людей или собак?

читать дальше

Поэзия сормовичей

Лира

Сормовские поэты: с новым годом!

читать дальше

Негативное влиение Нижегородского масложирового комбината

Вредит ли нам НМЖК?

В последнее время в администрацию города и лично мэру Вадиму Булавинову поступают просьбы от нижегородцев разобраться в ситуации, сложившейся в связи с негативным, по их мнению, влиянием Нижегородского масложирового комбината (НМЖК) на чистоту окружающего воздуха. «…Выбросы вредных веществ в атмосферу явно усилились, неприятный запах ощущается особенно ближе к вечеру», — пишет Валерий Федоров, житель одного из близлежащих микрорайонов.

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда