Версия для печатиВерсия для печати Гость номера | № 46 | Ноябрь | 2008

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/2814/

Бенардаки

Сердце Бенардаки осталось в России

Теперь уже не узнать, как родился миф о том, что после смерти в 1870 году Дмитрия Егоровича Бенардаки, основателя и хозяина Сормовского завода, его тело было похоронено в Санкт-Петербурге, а сердце — в Греции. Но этот «греческий миф» пошел кочевать из публикации в публикацию. О том, что сердце Бенардаки осталось в России (в прямом смысле), и о других фактах из биографии этого незаурядного человека рассказал председатель правления «Русско-греческого клуба имени Дмитрия Бенардаки» Иордан Харлампиевич Кэссиди. Встреча с ним произошла в Санкт-Петербурге, в здании Национальной библиотеки, в августе этого года, благодаря содействию музейного работника Н. П. Озерковой.

Эллинопонтиец из Санты

Бенардаки

Личность самого И. Х. Кэссиди, старейшины греческой диаспоры в северной столице, безусловно, заслуживает внимания. Его предки переселились в Грузию в 30-х годах XIX столетия (с 1801 г. Грузия входила в состав Российской империи), на несколько десятилетий позднее, чем предки обосновавшегося в России Д. Бенардаки.

В это время Дмитрий Егорович Бенардаки уже жил в Санкт-Петербурге, закладывал основы своих колоссальных капиталов…

В 2008 году в петербургском издательстве «Петрополис» вышла книга И. Х. Кэссиди «Я родом из Санты. Воспоминания эллинопонтийца». Описывая свою родословную, рассказывая о детских и юношеских годах, автор знакомит читателя с историей и бытом родного села Санта. Рассказывая о природе, обычаях и обрядах, трудах и праздниках, он делает вклад в осмысление истории своего народа — всех греков, называющих себя ныне эллинопонтийцами… «Известно, что в Малой Азии и в европейской части за Босфорским проливом более 1000 лет существовало Византийское государство, — пишет И. Х. Кэссиди в своей книге. — Оно возникло в IV в. н. э. после распада на религиозной основе Римской империи. Столицей Восточной империи стал Константинополь… Нас, греков Причерноморья, говорящих на греческом (понтийского диалекта) языке, в Греции и сегодня называют «эллинопонтийцами» («эллины» — греки, «Эвксинос Понтос» — Черное море)… Многократные нашествия турок, крестовые походы из Северной Европы разрушали столицу и другие города Византии. Ослабленный Константинополь пал под натиском турок в 1453 году. Православная Византия исчезла. Греческое население Малой Азии более 400 лет находилось под турецким игом.

Во время русско-турецкой войны 1828—1829 годов русские войска под командованием князя Ивана Паскевича глубоко вторглись вглубь Турции и освободили области Трапезунда и Арзурума. На стороне русской армии воевали местные греки и армяне. Но по заключению Андрианопольского мирного договора часть этих областей снова отходила к турецкой стороне. Тогда греки обратились с просьбой о переселении их в единоверную Россию. По велению императора Николая I было разрешено переселение греков на пустующие земли в 100 километрах к юго-западу от Тбилиси. В этих местах — в районе Цалка — стали образовываться греческие и армянские села. Впоследствии Цалка считалась традиционно греческим районом, греки составляли здесь до 70 процентов населения».

— Мое родное село Санта образовалось в 1835 году, — продолжает рассказ Иордан Харлампиевич. — Место живописное, под южным склоном горы, на берегах трех озер. Название «Санта» переселенцы привезли из той местности, где жили прежде — в горах и лесах, труднодоступных для турок. Потому они были более независимыми, сохранили свой язык и религию в отличие от других греческих сел. Первым переселенцем в Санте, носящем фамилию Кэссиди, был мой прадед Георгий. Ему было 18 лет, и он был беден. Но родственники и сельчане помогли ему, выделив участок земли. Еще в Турции за нашим родом закрепилось прозвище «Атмачандос» (по понтийски — «сокол») благодаря одному из наших предков, обладающему феноменальной способностью к бегу…

Иордан Харлампиевич Кэссиди родился в селе Санта Цалкинского района Грузии в 1932 году. В 1955 году, окончив Московский технологический институт легкой промышленности по специальности инженер-технолог, был направлен в Ленинград на обувную фабрику «Скороход». Более 30 лет работал инженером-конструктором в различных проектных и конструкторских бюро, в том числе на оборонных предприятиях. С женой Софией вырастили сына и двух дочерей. Сегодня у Иордана Харлампиевича уже трое внуков и внучка.

С начала 70-х годов и по сей день он ведет активную работу в греческом землячестве Санкт-Петербурга, стоял у истоков создания национального общества греков в северной столице. 17 января 2003 года создал и возглавил региональную общественную организацию «Русско-Греческий клуб им. Дмитрия Бенардаки».

Екатерина мечтала возродить Византию

— Клуб был назван в честь выдающегося гражданина Греции и Российской империи, — подчеркнул Иордан Харлампиевич. — Мы выбрали имя человека, который одинаково значим и для России и для Греции. Основные направления деятельности нашего клуба — организация выставок, конференций, лекций об истории и культуре древней и современной Греции, а также исследования и поисковые мероприятия по теме «Выдающиеся греки в истории России и Санкт-Петербурга».

И. Х. Кэссиди напомнил, что греками по национальности были многие выдающиеся российские общественные деятели, политики, люди науки, культуры и искусства: кинорежиссер А. Згуриди; летчик-испытатель, дважды Герой Советского Союза В. Коккинаки; живописец А. Куинджи; композитор и художественный руководитель Большого театра М. Чулаки; трактористка, дважды Герой Социалистического труда П. Ангелина; экономист, политический деятель и мэр Москвы в 1991—1992 годах Г. Попов и многие другие.

— Еще одна интересная тема — Военная галерея в Эрмитаже, — продолжает Иордан Харлампиевич. — Там представлены портреты генералов — героев Отечественной войны 1812 года. Среди более трехсот героев — семеро греков. Достойное место в этой галерее должен занимать Александр Ипсиланти. Напомню, что Екатерина II намеревалась победить Турцию, возродить Византию, вернуть Константинополь и посадить туда правителем внука Константина — это было едва ли не главной целью всех русско-турецких войн. Она привлекала на службу молодых юношей — греков, обучала их в гимназиях для иноземцев, готовила как будущих министров, государственных деятелей возрожденной Византии. Ее планам не суждено было осуществиться. Молодые греки, получившие образование и воспитание в России, остались на российской службе, принимали участие в войне с Наполеоном. Князь А. Ипсиланти в 25 лет имел звание генерала, был адъютантом Александра I. Он впал в немилость императору, когда в 1821 году вопреки высочайшей воле возглавил восстание греков против турецкого ига. Ипсиланти умер в австрийской тюрьме в 1828 году, Александр I отказался от него. Потому, видимо, портрета Ипсиланти нет в Военной галерее Эрмитажа…

Но 25 марта 1829 года Греция окончательно обрела независимость, и эта дата с тех пор отмечается как День независимости Греции…

Первый российский миллионер

— Для греков современного Санкт-Петербурга Дмитрий Бенардаки является человеком-легендой, ставшим еще при жизни символом преуспевания в делах и добродетели, — возвращается Иордан Харлампиевич к главной теме нашей беседы. — Первый российский миллионер, он был предпринимателем и меценатом, получил звание почетного гражданина Санкт-Петербурга, был пожалован потомственным дворянством. Император Александр II принимал от Бенардаки денежные средства в качестве пожертвований. Замечу, что у тех же князей Юсуповых самодержец денег не брал.

После смерти Бенардаки в 1870 году газеты писали, что он, нажив огромное состояние в России, делал немалые пожертвования своей родине — Греции, за что король наградил его орденом Спасителя высшей степени, «не говоря уже об университете и множестве зданий в Афинах, на которые покойный жертвовал огромные суммы, на его же счет воспитывалось столько молодых людей и существовали столько бедняков, что Греция обязана ему вечной благодарностью».

В России Д. Е. Бенардаки оказывал помощь писателям и художникам, основал фонды «Общества вспомоществования нуждающимся учащимся Второй Петербургской мужской гимназии», «Общества земледельческих колоний и ремесленных приютов», работающее с детьми, осужденными за мелкие преступления; строил школы, больницы, церкви в Сибири, на Урале, в Башкирии, а также ясли-приют при обществе «Помощь детям».

— Тем больнее осознавать, — замечает Иордан Харлампиевич, — что Греческая Посольская церковь святого великомученика Димитрия Солунского, которую построил Бенардаки и где он был захоронен, разрушена и стерта с лица земли, а тело самого Дмитрия Егоровича до сего дня не нашло своего упокоения, не предано земле… Мы, члены клуба, носящего имя Бенардаки, считаем своим долгом восстановить церковь и достойно, согласно обряду, похоронить там останки нашего выдающегося земляка.

Воссоздать Греческую церковь

В Петербурге греки стали селиться после Крымской войны.

В 1859 году они обратились к императору с прошением о выделении места для строительства церкви в районе их массового поселения. И даже собрали средства.

— Но их хватило бы только на часовню, — с легкой улыбкой уточняет Иордан Харлампиевич. — Все расходы по строительству храма — а это довольно крупная сумма — взял на себя Бенардаки.

Церковь сооружалась на Лиговском проспекте, в византийском стиле, по проекту Р. И. Кузьмина. Отделка велась по греческим правилам: одноярусный иконостас был вырезан из ореха, образа написаны в самой Греции, орнаменты «по образцам древнейших храмов в Константинополе» исполнил К. Л. Брамсон. Посредине храма висело серебряное паникадило. В подвале с приделом для панихид размещалась усыпальница семьи Бенардаки. (Здесь летом 1870 года и было захоронено тело Д. Е. Бенардаки, умершего 28 мая в Висбадене).

Главный придел был освящен в 1865 году. Храм мог вместить до 1000 человек. Кроме престольного праздника особенно торжественно греки отмечали Благовещение и 25 марта — День освобождения Греции от турецкого ига. «Греческая церковь, писали газеты в 1870 году, очень красива, в архитектуре ее нет ничего рутинного, казенного. С открытием этой церкви вся прилегающая к ней часть столицы получила другой, красивый вид, и там, где прежде, на летней конной площади, тонули в грязи, поднимаются изящные стройные здания, группируясь около Греческой церкви».

В 1938 году церковь была закрыта. Во время войны на нее упала авиационная бомба, но не взорвалась. Полуразрушенный храм простоял до 1962 года, когда как «малохудожественный» был снесен для постройки концертного зала «Октябрьский».

— У поэта Иосифа Бродского есть стихотворение «Остановка в пустыне», посвященное этому горестному событию, — И. Х. Кэссиди передал мне текст, фрагменты из которого я не могу не привести.

«Теперь так мало греков в Ленинграде, что мы сломали Греческую церковь, дабы построить на свободном месте концертный зал. В такой архитектуре есть что-то безнадежное…

Теперь издалека мы будем видеть не нормальный купол, а безобразно плоскую черту…

Прекрасно помню, как ее ломали, В церковный садик въехал экскаватор с подвешенной к стреле чугунной гирей.

И стены стали тихо поддаваться…
Потом туда согнали самосвалы, бульдозеры…
Сегодня ночью я смотрю в окно
И думаю о том, куда зашли мы?
И от чего мы больше далеки: от православья или эллинизма?
К чему близки мы? Что там, впереди?… »

— Между Греческим и Лиговским проспектами расположен сад «Прудки», — поделился планами по восстановлению храма Иордан Харлампиевич. — Это совсем рядом с тем местом, где прежде стояла Греческая Посольская церковь, и там есть свободные площади, куда воссозданный храм удачно впишется, никому не помешает, никого не потеснит, а даже украсит и оживит этот уголок городской среды. Там наконец-то мог бы обрести покой прах Дмитрия Егоровича Бенардаки.

«Жизнь» тела после смерти

Итак, летом 1870 года гроб с забальзамированным телом Бенардаки, умершим в Висбадене, прибыл в Петербург. Поезд с гробом встречал сам император Александр II. Бенардаки с почестями по православному греческому обряду был похоронен в семейной усыпальнице построенной на его средства Греческой посольской церкви Святого великомученика Дмитрия Солунского.

… К середине 60-х годов 20 века, когда в СССР готовились к 50-летнему юбилею Великого Октября, имя Бенардаки было основательно забыто. Поэтому, когда при сносе Греческой церкви был обнаружен металлический саркофаг с его довольно хорошо сохранившейся мумией, этому событию не придали особого значения и отнеслись к нему не более чем в любопытному факту. Да и кто этот Бенардаки, в конце концов, — великий полководец или гениальный писатель?

Не проявив элементарного уважения к покойному, после вскрытия саркофага и деревянного гроба, тело «богатого грека» — в сюртуке, с православным крестом и золотым медальоном под белой шелковой рубашкой — на целые сутки оставили на открытом воздухе, среди руин церкви и вывороченной экскаватором земли. И по сей день неизвестно, что сталось с шестью фотографиями и жизнеописанием Бенардаки, лежавшими в гробу рядом с телом, не говоря уже о золотом медальоне…

А вот «по мумии» через неделю было принято решение: отправить ее в 1-й городской судебно-медицинский морг больницы им. Боткина, который одновременно являлся моргом кафедры судебной медицины Ленинградского Санитарно-гигиенического института. Исследования находки проводилось экспертами Я. Шрагером и Н. Мухиным.

Вот тут-то и обнаруживаются истоки «греческого мифа» о том, что сердце Бенардаки захоронено в Греции. «По проработанной версии взыскательных экспертов», во время нахождения трупа в морге сотрудниками кафедры судебной медицины из него было изъято сердце в качестве редкого экспоната для учебного музея. Там — в «музее смерти», или музее судебной медицины на кафедре судебной медицины Государственной медакадемии им. И. И. Мечникова, в закрытом стеклянном сосуде оно находится и по сей день.

Судьба тела Бенардаки долгое время считалась неизвестной, существовала версия, что оно было захоронено или кремировано с другими биологическими объектами до или после закрытия морга в период с 1962 по 1988 год (газета «Балтийский меридиан», 2005, № 10).

— Когда в 1870 году заграничные медики бальзамировали тело Бенардаки, они наверняка изымали внутренние органы и бальзамировали их отдельно — иначе их не сохранить, — комментирует И. Х. Кэссиди. — В 1962 году сердце попало в одно судебно-медицинское учреждение, а тело — в другое. Уже в наши дни, обнаружив тело без сердца, кто-то решил «обыграть» это в красивой, но не имеющей никаких оснований легенде о том, что сердце Бенардаки похоронено где-то в Греции.

Предположение о захоронении или кремировании останков Бенардаки оказалось неверным. Это удалось доказать активным членам «Российско-греческого клуба им. Дмитрия Бенардаки» во главе с его президентом с помощью начальника бюро судебно-медицинской экспертизы Санкт-Петербурга Г. П. Лаврентюка и профессора Ю. В. Гальцева.

«Покорнейше просим… »

И. Х. Кэссиди принес на нашу встречу газету «Балтийский меридиан» № 10 за 2005 год и ежегодник «Памятники культуры» за 2004 год, в которых опубликованы снимки сердца Бенардаки в стеклянном сосуде и сохранившиеся фрагменты его останков. Не берусь судить о моральной стороне публикации подобного рода фотоматериалов, но я испытала настоящее потрясение.

Приводим довольно большой фрагмент из письма И. Х. Кэссиди губернатору С.-Петербурга В. И. Матвиенко, датированного мартом 2007 года, где «от имени греков и россиян» выражена покорнейшая просьба разрешить проведение идентификационных исследований останков бальзамированного трупа, предположительно принадлежащего Дмитрию Бенардаки, поиски которого велись в течение многих лет:

«Д. Бенардаки, известнейший в России и Греции предприниматель и меценат, был похоронен в С. -Петербурге 21 июня 1870 г. в Греческой церкви на Лиговском проспекте, дом 6. В 1962 году церковь была разрушена, а гроб с телом Бенардаки был сначала выброшен на улицу, а затем его тело исследовали в 1-м судебно-медицинском морге Ленинграда. Дальнейшая судьба трупа Д. Бенардаки до середины 2006 года оставалась неизвестной, так как каких-либо данных об исследовании его трупа в архиве СПб ГУЗ «БСМЭ» (бюро судебно-медицинской экспертизы) почему-то не оказалось.

В 2006 г. мы обратились к руководству СПб ГУЗ «БСМЭ» с просьбой оказания помощи в поисках останков Д. Бенардаки. Руководство и сотрудники учреждения с пониманием отнеслись к нашей просьбе и оказали действенную помощь. Группа энтузиастов во главе с заведующим организационно-методическим отделом СПб ГУЗ «БСМЭ» профессором Гальцевым Ю. В. провела большую работу по розыску станков бальзамированного трупа Д. Бенардаки. Участников и свидетелей исследования его трупа в 1962 году к этому времени уже не было в живых, а родственники неизвестны. В результате частного расследования удалось обнаружить лишь части бальзамированного тела в виде музейных препаратов (кости черепа с мягкими тканями, стопу и туфель, фрагменты руки, сердце) в разных медицинских учреждениях. По данным проведенного расследования также следует, что с большой долей вероятности эти останки могут принадлежать Бенардаки. Для окончательного решения этого вопроса необходимо проведение судебно-медицинского идентификационного исследования, а оно может быть проведено только на основании направления соответствующих компетентных государственных органов.

Руководство СПб ГУЗ «БСМЭ» готово провести такое исследование на хозрасчетной основе при наличии соответствующего направления (разрешения) администрации С. -Петербурга. Председатель «Ассоциации греческих общественных объединений России» депутат Государственной Думы IV созыва Иван Игнатьевич Саввиди обязуется оплатить расходы из своего благотворительного фонда.

В случае положительных результатов исследования встанет вопрос о захоронении останков Д. Бенардаки и о возможности строительства храма Св. Дмитрия Солунского за счет греческой общины на выделенном Вами месте в С. -Петербурге».

Где вы, потомки?

Проще говоря, медики готовы провести исследования, средства на это найдутся, но установление идентичности останков Д. Бенардаки и их захоронение может быть проведено только с разрешения государственных органов или по просьбе родственников.

К сожалению, обращения в государственные инстанции — к губернатору С. -Петербурга, в комитет по здравоохранению г. С. -Петербурга, в районную и городскую прокуратуры — остались без ответа, не найдя понимания.

Мелькнула, было, надежда — в интернете объявился некто Александр Бенардаки, интересующийся своими корнями. Редкая фамилия давала основание предположить, что нашелся родственник, потомок Д. Бенардаки. Ему было направлено письмо, где, в частности, было сказано:

«… Уважаемый Александр! С большой радостью и многими светлыми чувствами узнали о Вашем существовании, и о Вашем интересе к петербургским предкам.

В Петербурге очень многое связано с памятью о Дмитрии Егоровиче Бенардаки. Даже существует Русско-Греческий клуб, носящий его имя. В настоящее время, к примеру, на стадии подготовки — конференция, посвященная истории создания и возможностям реконструкции Греческой посольской церкви Дмитрия Солунского, а эта церковь, как Вам, наверняка, хорошо известно, была возведена именно на средства Д. Е. Бенардаки.

Руководитель клуба, Иордан Харлампиевич Кэссиди будет рад предоставить Вам любые имеющиеся в его распоряжении сведения о семье Д. Е. Бенардаки, а также о злосчастных приключениях мумии, пережившей разрушенный в советское время храм».

К сожалению, прошло почти два года, но адресат до сих пор не откликнулся. Едва ли не последняя надежда членов клуба и лично И. Х. Кэссиди — обращение к генпрокурору РФ.

Для того, чтобы найти останки Д. Бенардаки, доказать их идентичность и наконец-то получить разрешение на их захоронение И. Х. Кэссиди и его помощники вели в течение нескольких лет активную переписку со всевозможными организациями, учреждениями, инстанциями, которая сегодня обрела весомое воплощение в виде нескольких увесистых папок.

Согласно воле покойного

Не могу умолчать о том, что у клуба им. Бенардаки появились «конкуренты»: захоронить останки Д. Бенардаки изъявил желание благотворительный фонд «Православие» во главе с его президентом Г. Шкваровым. Как писала газета «Балтийский меридиан» в 2005 году, «Г. Шкваров предложил организовать возвращение национального героя Греции и России на его родину — в Грецию. Расходы по организации этой акции фонд «Православие» готов взять на себя».

Ничего не скажешь, лихо! Во-первых, при всем уважении к памяти Д. Е. Бенардаки, обращение газетчиков с званием «национальный герой» кажется слишком вольным. Во-вторых, родился Бенардаки в России, в Таганроге, а не в Греции. В-третьих, покойный нигде не изъявлял своей воли (по крайней мере, это не установлено) о том, чтобы быть похороненным в Греции. И наконец, для чего же он построил семейную усыпальницу в Греческой церкви во имя Димитрия Солунского — своего небесного тезки и покровителя? Уверены, что он хотел найти место своего последнего упокоения здесь, в Петербурге, в России.

Хочется верить, что вскоре усилиями членов клуба Российско-греческой дружбы прекратится надругательство над останками Д. Е. Бенардаки и они обретут наконец заслуженный покой…

И. Х. Кэссиди с благодарностью принял в подарок от администрации предприятия книгу «Красное Сормово: завод и люди», а узнав, что в 2009 году заводу «Красное Сормово», основанному Д. Е. Бенардаки, исполняется 160 лет, выразил готовность и желание посетить Сормово в дни юбилея. И мы от души желаем, чтобы его встреча с сормовичами состялась.

Маргарита ФИНЮКОВА

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Завод Красное Сормово

История в лицах

Проведение цикла мероприятий «История в лицах» уже стало традиционным для музея истории завода «Красное Сормово». Они посвящены известным, заслуженным сормовичам-юбилярам — людям, которые в разные периоды 160-летней истории завода внесли заметный вклад в развитие производства. Музейные работники, журналисты, краеведы, ветераны предприятия рассказывают об их трудовой биографии и заслугах перед заводом. Как правило, в этот день в музей приглашаются близкие друзья и родственники юбиляров. «История в лицах» проводится для молодежи, учащихся Сормовского механического техникума.

читать дальше

Негативное влиение Нижегородского масложирового комбината

Вредит ли нам НМЖК?

В последнее время в администрацию города и лично мэру Вадиму Булавинову поступают просьбы от нижегородцев разобраться в ситуации, сложившейся в связи с негативным, по их мнению, влиянием Нижегородского масложирового комбината (НМЖК) на чистоту окружающего воздуха. «…Выбросы вредных веществ в атмосферу явно усилились, неприятный запах ощущается особенно ближе к вечеру», — пишет Валерий Федоров, житель одного из близлежащих микрорайонов.

читать дальше

Безнадзорные животные, собаки

«Неужели меня будут убивать?»

«Безнадзорные животные — проблемы контролирования численности на территории Нижнего Новгорода и Нижегородской области» — эту тему обсуждали недавно в Торгово-промышленной палате. Актуальность ее несомненна: из года в год все больше и больше людей страдают от укусов собак. Что же делать в этой ситуации? Кого надо жалеть и оберегать — людей или собак?

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда