Версия для печатиВерсия для печати Культура | № 26 | Июль | 2008

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/2389/

Ударники в литературе

Ударники в литературе

(Продолжение, начало в № 22)

Повторяю, что время работало на меня и мне подобных энтузиастов. Зимой этого года я был вызван в Москву, и наш генеральный секретарь РАППа Леопольд Авербах, быстрый, как ракета, человек с голым черепом и испепеляющими глазами фанатика, грозно мне приказал:

— Ползёте, Кочин, черепахой, время мчится ураганом. Пора создавать в Сормове пролетарскую ассоциацию. Зайдите к техническому секретарю. Он даст вам инструкцию и печатные аншлаги лозунгов и реклам.

Я набрал целый рюкзак этих свёрнутых в трубочку аншлагов и реклам и расклеил их по Сормову в цехах, на заборах и на телеграфных столбах. В них строго и категорично РАПП призывала в литературу всех ударников страны. Инструкция предписывала заручиться помощью месткомов и парткомов завода, прежде чем «призывать» рабочих в литературу. Я понимал, что это очередная важная политическая кампания. Месткомы и парткомы охотно обещали мне своё содействие.

— Иди выбирай себе ударников в писатели, а уж мы тебя поддержим, — сказал секретарь парткома Сормовского завода.

Это означало, что всякого, кого я намечу быть писателем, он, партком, уговорит, а если нужно и понудит.

Я осмотрел стенгазеты цехов и выявил всех рабкоров, хотя бы и один раз поместивших о чём-ни-будь свою заметку. Я подал эти списки в местком и на следующем собрании литературного кружка увидел в зале целую армию «призванных в литературу». Я , конечно, ликовал. Мне мерещилась целая когорта рабочих писателей, свой рабочий журнал, и я в качестве редактора этого журнала и руководителя пролетарской организации САПП. Надо признаться, мною владели тщеславие и карьеризм, тем более, не какая-то низменная корысть, а чисто духовный порыв — творческое «головокружение от успехов».

На этом первом организационном собрании я сделал длиннющий и «учёный» доклад, в который вложил весь огонь моего сердца. Я объяснил со ссылками, конечно, на Ленина, что литературное дело должно стать частью общепролетарского дела, что жить в обществе и свободным быть от общества нельзя; связанной с буржуазией литературе мы должны противопоставить действительно свободную, открыто связанную с пролетариатом литературу (статью В. И. Ленина «Партийная организация и партийная литература» я знал назубок). Потом по инструкции Авербаха я разъяснил, что отныне художественную литературу призваны создавать рабочие, что «призыв ударников» в литературу это не кампания, а наша длительная политическая задача. Меня внимательно слушали. Почти до полуночи я разъяснял и втолковывал. Меня дружески проводили, и я назначил новое собрание в полном составе в ближайшие же дни. Сказать истинную правду, моя душа пела и пылала. Такая очевидная победа! И я был беспредельно счастлив. Но когда мы на следующем собрании перешли к прениям, дело приняло другой оборот. Все один за другим принялись просить меня освободить их от этой новой «нагрузки»

Каждый говорил так: «Я не против, конечно. Принял бы участие в создании пролетарской литературы. Тем более, что как-то пописывал в стенгазету. Но вы подумайте, товарищ Кочин, я — член месткома, собираю профсоюзные взносы, кроме того, у меня жена больная, я встаю рано, отвожу дочку в садик, прихожу домой поздно, только успеваю поужинать и засыпаю на ходу. Ей богу, некогда прочитать газету… Освободите меня, пожалуйста, я только чужое место у вас занимать стану… Честное слово. Притом же я партийный, надо бывать на собраниях… ».

Я упал духом и не знал, что делать. И кому жаловаться, что эти милые, умные люди лучше Авербаха и меня понимали эфемерность и глупость этой затеи. Только не говорили прямо.

На следующем собрании оказалось «призванных в литературу» половина, а после этого — четверть, и в конце концов «всё вернулось на круги своя», то есть я остался при том же полутора десятке лиц, с которыми начал занятия.

Я пережил тягчайшие душевные мучения. Во-первых, меня за это «проработали» в передовице «Литературной газеты» за «оппортунизм», «хвостизм» и «потакание отсталым настроениям масс». Во-вторых, меня вызвал Жданов и холодно сказал:

— Вы развалили живое дело, братец! — Взгляд его был суров, голос сух, я сидел ни жив, ни мёртв («братец» звучало страшнее бича). — И ни одного писателя до сих пор не вырастили. (Поднятый палец!) За целый год! А мы коллективизацию в целой области провернули за одну зиму. Чем же вы всё это время занимались, хочу я спросить?! Удивительная безответственность! (Кулаком по столу.) Сделайте должный вывод из этих замечаний. (Отвернувшись в сторону.) Я вас больше не смею задерживать.

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Дворец культуры

Год со сказки начался

8 января во Дворце культуры ОАО «Завод «Красное Сормово» прошла традиционная, в четвертый раз, рождественская елка главы Сормовского района, организованная при поддержке Нижегородской Епархии.

читать дальше

Поэзия сормовичей

Лира

Сормовские поэты: с новым годом!

читать дальше

Безнадзорные животные, собаки

«Неужели меня будут убивать?»

«Безнадзорные животные — проблемы контролирования численности на территории Нижнего Новгорода и Нижегородской области» — эту тему обсуждали недавно в Торгово-промышленной палате. Актуальность ее несомненна: из года в год все больше и больше людей страдают от укусов собак. Что же делать в этой ситуации? Кого надо жалеть и оберегать — людей или собак?

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда

Репетитор по рисованию поможет развить скрытые способности вашего ребенка.