Версия для печатиВерсия для печати Наша история | № 11 | Март | 2008

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/2023/

Подводная лодка «Щука»

Первая сормовская «Щука»

Вклад сормовичей в победу над фашизмом неоценим: более трети подводных лодок на всех воевавших флотах построены коллективом «Красного Сормова». Тогдашний СССР совершил трудовой подвиг. К началу Великой Отечественной войны был создан подводный флот. В боевом составе ВМФ СССР находилось к началу войны 212 дизель-электрических подводных лодок различного класса. История сормовского подводного судостроения началась в 30-е годы прошлого века. Началась она со «Щук».

Для организации работ по строительству подводной лодки на заводе был создан сектор специального судостроения. Возглавил его П. И. Макаркин. Фигура была колоритная — черноморский подводник, комиссар гражданской войны, командир Очаковского порта. Кроме того, он в прошлом, с 1917 по 1918 год, был членом Румчерода (то бишь, ЦИКа Советов Румынского фронта, Черноморского флота и Одесской области).

После получения заказа Сормовский завод составил ориентировочную смету на строительство специальной верфи на сумму 6 млн. рублей. Денег не дали, но задание на строительство подводной лодки подтвердили.

Первую подводную лодку завода заложили 23 февраля 1930 года, в двенадцатую годовщину Красной Армии. Было много людей из Сормова, комсомольских делегатов, прибывших со всей страны, и красноармейцев Нижегородского гарнизона. Ведь лодка строилась на деньги (2,5 миллиона рублей), собранные комсомольцами и молодежью страны.

Первая сормовская «Щука»

На закладку комсомольской лодки приехали и заместитель Наркомвоенмора, и Председатель Реввоенсовета СССР С. С. Каменев, и секретарь ЦК ВЛКСМ С. А. Салтанов. Кстати, сначала лодку намеревались назвать «Язь». А в заводских документах она многие годы носила намного более прозаичное название — «Баржа 550».

В тексте закладной доски первой сормовской подводной лодки наряду с руководителями страны, в бытность которых заложена подводная лодка, упомянуты директор завода — В. К. Войнов, заведующий судостроительным отделом завода — В. П. Лебедев, заведующий постройкой подводной лодки на заводе — П. И. Макаркин».

Вообще-то, Сормовскому заводу страшно повезло со строителями подлодок — его главным инженером, а потом заведующим судостроительного отдела был Владимир Павлович Лебедев. По свидетельству М. И. Лернера, с ним работавшего, «в прошлом Лебедев был инженер-адмирал, строивший эскадру З. П. Рождественского к войне с Японией. Его от всех отличал не только внешний вид. Масштабы строительства судов в условиях старых производственных мощностей верфи свидетельствовали о выдающихся способностях этого выдающегося человека». Заведующий же постройкой подводной лодки Петр Иванович Макаркин — это не какой-нибудь там безмозглый «Федя с наганом», который «со всей пролетарской ненавистью» тупо заставлял выполнять приказ «революционного правительства». Это, по свидетельству того же Лернера, «военный моряк, подводник призыва 1910 года, связавший свою судьбу с Сормовом еще в 1919 году, во время перехода двух лодок типа «АГ» с Балтики на Каспий для борьбы с английскими оккупантами, захватившими Баку».

Такой вот был сплав профессионального опыта и инженерных знаний у руководителей постройки первых сормовских подлодок… В команду ПЛ «Щ-304» «Комсомолец» набирали, как сообщала пресса, в основном москвичей. Служба на подводной лодке считалась почетной. Несмотря на то, что торжественная закладка первой лодки произошла, фактически к ее строительству на заводе приступили лишь в середине 1930 года. За первое полугодие на стапеле выставлено лишь 9,76 тонны корпусных конструкций. Тем не менее, к весне будущего года корпус был готов. 2 мая 1931 года, во время весеннего половодья, подводную лодку спустили (вернее, она всплыла над стапельными клетками) и вывели в затон завода. Построенный корпус подлодки долго плавал в затоне, тщетно дожидаясь поставки главных механизмов, судового оборудования и некоторых деталей с комбината «Красное Сормово». Вместо постройки шла переписка — завод просил, контрагенты обещали, сроки срывались, интенсивно шуршала только бумага в канцеляриях. Вот 3 марта 1933 года «Главтрансмаш» просит «Русский дизель» немедленно отгрузить пару дизелей «Красному Сормову». А 8 марта 1933 он же просит «Красное Сормово» связаться с «Русским дизелем» для доставки в кратчайшие сроки дизелей, которые обещают отгрузить 12 и 25 марта. В апреле они еще так и не поступили на завод. Годом раньше дизели вообще обещали поставить с Коломенского завода в мае 1932 года (?!) Даже комбинат «Красное Сормово» и тот обманул верфь — не поставил — 11,5 т стальных поковок, 18,9 т — стального и 5,3 т бронзового литья. Отставание по срокам поставок составляло 6—8 месяцев. Объективных причин отставания строительства первой подводной лодки было предостаточно. Когда заложили первую подводную лодку на стапеле, на заводе еще не было не только необходимых рабочих чертежей, но даже плазовой документации, — она поступила лишь 20 июля.

А вот начальник морских сил РККА В. М. Орлов объективные трудности не признавал. Исходя из факта отставания строительства подводной лодки, высказал свое мнение о целесообразности передачи последующего заказа на подводную лодку с Сормовской верфи. Заместитель Наркома тяжелой промышленности т. Доценко тоже высказался за передачу строительства подлодок с «Красного Сормова» на другую верфь страны. В октябре того же года последовало указание из «Речсоюзверфи»: «Сектор специального судостроения как самостоятельную производственную единицу ликвидировать, весь личный состав передать Верфи…90 человек командировать в Хабаровск на «Востоксоюзверфь».

В защиту продолжения строительства подводных лодок на заводе выступил П. И. Макаркин. Он обратился в Совет труда и обороны (СТО) с письмом: «Как начальник специального судостроения на Сормовской верфи, отдавший из-за любви к этому делу лучшие годы своей жизни, — писал он, — я не могу не высказать Вам своего мнения… Есть необходимость иметь в глубине Союза безопасную базу для постройки подлодок… Спецверфь построила корпус первой подлодки к лету 1931 года, затратив на постройку около 10 месяцев, то есть не уступая другим хорошо оборудованным верфям Союза, например, Балтийского и Николаевского заводов…»

Он ищет поддержку и в партийных органах. Отстаивает, доказывает, обращаясь в Москву, он просит «… установить истинные причины медленного хода постройки подлодок на Сормовской Судоверфи… и продолжить строительство подводных лодок на Сормовском заводе». Прав оказался черноморский моряк-подводник.

Об этом не раз вспоминали во время Отечественной войны, когда Николаевские судостроительные заводы захватили немцы, а Ленинградские были в блокаде.

И вместо сдачи в 1932 году, как было предусмотрено планом, лодка летом 1933 года была отправлена в Ленинград. В те годы у завода не было достроечной базы ни в Ленинграде, ни в Кронштадте, не было и опыта в проведении испытаний подводных лодок, поэтому к достройке и сдаче привлекли Балтийский завод. В доке, построенном на «Красном Сормове», первая подводная лодка ушла из Сормова в Ленинград. А 1 июня 1933 года в 5 часов 30 минут она ошвартовалась у стенки Балтийского завода. По Неве лодка шла не в доке, а «расчаленная между двух барж». Когда в 1934 году заводу выдали наряд на передачу подводной лодки — 4 июня «Красное Сормово» и Балтийский завод заключили договор, где в протоколе на передачу особо оговаривалось условие: Балтийский завод обязуется (за плату, конечно) обучить сормовичей — четверых инженерно-технических работников и 42 рабочих — монтажу механизмов и устройств, допустив их к цеховым («швартовным») испытаниям. А уж лучших из них допустить и к участию в сдаточных испытаниях. Нелегко дался первый подводный корабль сормовичам, но опыт они получили богатый. Подводное кораблестроение на заводе набирало силу. Еще до начала войны требование ВМФ, изложенное в первом задании на строительство подводной лодки («…20 подлодок на случай войны…»), было выполнено. Завод построил 32 субмарины. 15 августа 1934 года, после испытаний и сдачи подлодка «Щ-304» («Комсомолец») была принята в состав ВМФ страны. Служить ей предстояло на Балтике. В Великую Отечественную войну подлодка «Щ-304» (командир капитан 3-го ранга А. П. Афанасьев) к боевым действиям привлекалась в 1942 году. Она была первой в составе подлодок первого эшелона этого года. 3 июня 1942 года «Комсомолец» вышел из Ленинграда. К этому времени советскими войсками были уже оставлены острова Гогланд и Большой Тютерс на выходе из Финского залива. Противник выставил три противолодочных заграждения («Насхорн», «Зееигель» и «Рюкьярви») от мыса Порккола-Удд к острову Нарген (1990 мин), к югу от Гогланда (около 8000 мин) и к северо-востоку от Гогланда (не менее 2000 мин).

Подлодка «Щ-304» уже при переходе из Ленинграда в Кронштадт подверглась артиллерийскому обстрелу береговой батареи противника из района Стрельны. Гитлеровцы выпустили около 50 снарядов, от близких разрывов которых на подводной лодке вышли из строя компасы и электроосвещение. 12 июня подводная лодка покинула рейд Лавенсари и начала самостоятельный боевой поход. 15 июня в районе маяка Порккалан-Каллбоди «Щ-304» двумя торпедами отправила на дно вражеский транспорт водоизмещением 10 — 12 тыс. тонн, груженный артиллерией и танками. Поход длился 18 суток. За время нахождения в отведенном районе подводная лодка три раза была обстреляна вражеской артиллерией. Семь раз она была атакована самолетами противника, 14 раз преследовалась в надводном и подводном положениях противолодочными кораблями. Семь раз подлодка встречалась с вражескими дозорами, дважды была атакована подводными лодками противника, двадцать два раза пересекала линии мин. На нее была сброшена противником 41 серия глубинных бомб. Ни одна другая советская подводная лодка в 1942 году не подвергалась таким атакам противолодочных сил противника. 30 июня «Щ-304» вернулась на рейд острова Лавенсари. За успешный поход были награждены орденами и медалями 38 членов ее экипажа: орденом «Красное Знамя» — 9 человек, орденом «Красная Звезда» — 12 человек, медалями «За отвагу» или

«За боевые заслуги» — 17 человек. Экипаж ПЛ «Щ-304» называли «Экипажем героев». А в обыденной жизни они были обыкновенные простые люди со своими заботами, чаяниями и житейскими слабостями. Бывали случаи, получали «фитили» и заслуженно и незаслуженно. Из второго похода в декабре 1942 года «Щ-304» не вернулась. Она погибла на минном поле от взрыва контактной мины, предположительно, к юго-западу от острова Бенатшер. Так закончилась история первой сормовской подводной лодки, о закладке которой на территории завода напоминает мемориальная доска на конструкторском корпусе ОАО «ЦКБ «Лазурит», который стоит на месте стапеля первой подводной лодки.

Евгений ЖМАКИН

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Вахта памяти

Сорок лет назад, в воскресенье 18 января 1970 года, на одном из стапелей цеха СКМ завода «Красное Сормово», на строящейся подводной лодке зав. №712 произошла авария. При проведении гидравлических испытаний оборудования атомной энергоустановки произошел неуправляемый пуск реактора и тепловой взрыв, разрушивший активную зону с выбросом ядерного топлива из разрушенных ТВЭЛов (тепловыделяющих элементов) и радиоактивной воды в виде пара.

читать дальше

Наш маленький юбилей

Дорогие читатели! Вы держите в руках юбилейный — 70-й выпуск семейной газеты «Ладушко». Её первый номер вышел в середине января 2003 года — ровно семь лет назад.

читать дальше

Ладушко

Клубок голубой шерсти

История, рассказанная четырьмя женщинами.

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда