Версия для печатиВерсия для печати Власть на местах | № 7 | Февраль | 2008

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/1920/

Дом-призрак

Дом-призрак

Так называют жильцы второй очереди строительства свой 120-кв. дом по улице Победной, 19 (пятый микрорайон). Дом был построен Министерством обороны еще в декабре 2005 года. Из рук командующего округом безумно счастливые военнослужащие в торжественной обстановке получили ключи от квартир.

Людям вручили смотровые ордера (действительные в течение 10 дней), и они стали ждать, когда же с ними заключат договора социального найма и пропишут в новых замечательных квартирах. Ждать пришлось долго… Радость и энтузиазм все убывали, а проблемы, наоборот, множились с каждым днем.

— Третий год здесь живем, а дом до сих пор не сдан, — говорит Галина Васильевна, — каждый месяц нашей семье приходится платить полную стоимость квартплаты, что для нас очень тяжело.

Я сама пенсионерка, сын вернулся из «горячей точки», но оформить льготы без прописки нет никакой возможности. И такая ситуация у большинства семей, ведь почти все наши мужья и сыновья прошли или Афганистан, или Чечню. Я недавно перенесла две серьезные операции, но так как прописана на проспекте Гагарина, должна, загибаясь от боли, ездить на общественном транспорте на прием к врачу на другой конец города. В такой же ситуации оказалась моя сноха, когда ее отказались ставить на учет по беременности в Сормове. Приходится постоянно ездить на проспект Гагарина, хотя чувствует себя она неважно. А внук родится, куда его прописывать? В какую поликлинику водить? Как на очередь в детский садик вставать? Моя соседка в Пензе служит, а жилье предоставили здесь, ей бы уволиться по болезни и в Нижний переехать, а как? Зарегистрироваться не может, значит, ни на работу устроиться, ни медицинский полис получить, вот и мотается постоянно между двумя городами и платит за квартиру, в которой жить не может.

На самом деле, очень многие в доме-призраке вынуждены продолжать служить в Вооруженных Силах или, находясь за штатом, получать мизерные деньги без возможности устроиться на работу из опасения потерять квартиру. Время идет, дочери вырастают, выходят замуж, но не берут фамилии мужей, ведь на них как на членов семей тоже когда-то отцам давали квадратные метры. А вдруг… Все постоянно находятся в страхе оказаться на улице.

— Мой муж, ответственный квартиросъемщик, умер, — делится Мария Валентиновна, — я приехала из ближнего зарубежья, и хотя уже три года сама служу в Вооруженных Силах, переживаю, что ждет нас с детьми.

Ирина Геннадьевна — вдова, после того, как муж погиб в Чечне, осталась одна с двумя детьми. После того, как переехала из Твери в злополучный дом, оказалась в ситуации — получать пенсию в связи потерей кормильца без прописки нельзя. После двух лет тщетного обивания порогов многочисленных учреждений ей, наконец, при содействии нового командующего 22-й армии удалось зарегистрироваться в Нижнем Новгороде, правда, не по месту жительства, а в кремле при штабе.

Свои заботы и проблемы здесь за каждой из 120 дверей. Люди уже привыкли жить в постоянном напряжении. Их долго кормили «завтраками», и они были вынуждены верить. По истечении более полутора лет, всем показалось, что забрезжила реальная надежда. Нижегородская квартирно-эксплуатационная часть (КЭЧ) обрадовала военнослужащих: дом передается на баланс города, и они смогут оформить все документы.

Представьте себе шок людей, когда оказалось, что дома, в котором они так долго живут, официально не существует, так как он не просто не сдан и не имеет почтового адреса, на него вообще не оформлены никакие документы (даже на предоставление земельного участка под строительство). Таким образом, дом считается самовольной постройкой, а военные, получившие свои ключи из рук командующего округом, самовольными захватчиками квартир. Давать какие-либо комментарии по поводу того, как могла возникнуть такая парадоксальная ситуация, в КЭЧ, где и должны были заниматься оформлением документации, отказались.

Терпение людей, наконец, окончательно лопнуло. Осознав, что «спасение утопающих — дело рук самих утопающих», они начали писать, ходить и звонить во всевозможные инстанции: областную, городскую и районные администрации, прокуратуру, Министерство ЖКХ, управление социальной защиты, домоуправляющую компанию, даже уполномоченному по правам человека, не говоря уже о вышеупомянутой КЭЧ. Нашлись даже те, кто пытался дозвониться на «горячую линию» президенту.

Вскоре в доме сформировался актив — около десятка женщин сначала ежедневно, теперь раз в неделю обходят все учреждения в соответствии с намеченным планом, чтобы узнать, есть ли движение по их вопросу. Распределяются по три человека на каждый «объект» (чтобы пускали в кабинеты) и — вперед на штурм, а ведь каждый раз приходится отпрашиваться или подменяться на работе. Несгибаемые офицерские жены изучают законы, проводят собрания, тщательно подшивают все документы, «собранные по делу». Сами военнослужащие законодательно лишены права на какие-либо виды забастовок, но их доведенные до отчаяния жены уже провели несколько митингов. Остается только гадать, почему люди с таким напряжением сил и нервов должны отстаивать положенное им по закону право.

— Обидно до глубины души. Наши мужья отдали Родине по столько лет, постоянно работают допоздна, в том числе по субботам и воскресеньям, прошли «горячие точки». И в данный момент почти все находятся на очередных сборах. Мы с маленькими детьми столько мотались по стране, в каких только условиях не жили — даже вспомнить страшно. Так радовались, когда, наконец-то, получили эти квартиры, а что вышло…

Однако все эти многомесячные усилия не пропали даром, «лед тронулся». Спустя два года после вселения жильцов, состоялось-таки решение о предоставлении земельного участка под строительство, но впереди еще много документов. И люди в очередной раз, не зная, верить ли радужным обещаниям, замерли в томительном ожидании: только бы не застопорилась государственная машина, только бы сбылась долгожданная мечта.

К сожалению, дом на Победной — далеко не единственный в городе «военный» дом, который принимается «с проблемами». На долгие годы растянулась сдача 12-го дома по улице Студенческой. Хотя дом заселили еще в начале десятилетия, до сих пор военнослужащие могут приватизировать квартиры только по решению суда.

К этой и без того не оптимистичной картине, остается только добавить, что эти военные находятся еще в привилегированном положении — у них есть хоть что-то, а более 1 600 человек по Нижегородскому и Дзержинскому гарнизонам вообще не обеспечены жильем, и с каждым годом их число увеличивается. Притом, большинство из них прослужили более 20 лет. Многие не могут уволиться, чтобы не потерять права на квартиру, и вынуждены находиться за штатом. За поднаем военнослужащие получают компенсацию в размере 1 200 рублей в месяц, хотя любому понятно, что за эти деньги в Нижнем можно снять разве что собачью будку.

О том, легко ли семьям при размере зарплаты кормильца в среднем от 9 до 13 тысяч снимать квартиры собственными силами, судите сами. Деньги на строительство в Нижегородском и Джержинском гарнизонах сейчас не выделяются, вопрос с жильем для военнослужащих практически никак не решается.

Наталья БИРЮКОВА

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Вахта памяти

Сорок лет назад, в воскресенье 18 января 1970 года, на одном из стапелей цеха СКМ завода «Красное Сормово», на строящейся подводной лодке зав. №712 произошла авария. При проведении гидравлических испытаний оборудования атомной энергоустановки произошел неуправляемый пуск реактора и тепловой взрыв, разрушивший активную зону с выбросом ядерного топлива из разрушенных ТВЭЛов (тепловыделяющих элементов) и радиоактивной воды в виде пара.

читать дальше

Елка-шоу

Сами ёлку мы нарядим…

В Сормове есть свои предновогодние традиции. Одна из них — проведение конкурса новогодних игрушек «Елка-шоу», в котором с удовольствием принимают участие ученики с 1-го по 11-й класс школ района.

читать дальше

Безнадзорные животные, собаки

«Неужели меня будут убивать?»

«Безнадзорные животные — проблемы контролирования численности на территории Нижнего Новгорода и Нижегородской области» — эту тему обсуждали недавно в Торгово-промышленной палате. Актуальность ее несомненна: из года в год все больше и больше людей страдают от укусов собак. Что же делать в этой ситуации? Кого надо жалеть и оберегать — людей или собак?

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда