Версия для печатиВерсия для печати Культура | № 26 | Июль | 2006

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/186/

Царапина

Царапина

Сормовские улицы, которые теперь носят имена Степана Разина, Льва Толстого, Никитина, Пугачева, Культуры, Слепнева, Бабеля прежде назывались «линиями», у каждой был свой номер — с 1-го по 15-й. 14-я и 15-я линии получили название улица Амбулаторная.

На 14-й линии некогда стояла постройка барачного типа, в которой жили служители Земской больницы. Этот барак на Амбулаторной я помню. Правда, во времена моего детства там жил не медперсонал больницы, а довольно разношерстная публика, одним словом, сама беднота и неустроенность. Дети росли без пригляда родителей.

Один из них, по кличке Пузо, хороводил над всеми пацанами.

Осколки

Война. 1941—1942 год. Каждую ночь воздушная тревога, в одно и то же время. Зенитки надрываются. Раз-другой всей семьей спустились в щель, а потом перестали прятаться. Убьет или нет — воля Божия, а дома все лучше, чем под землей.

Родители смотрели с чердака или из-за балконной двери в небо, где весь окоем перечерчивался трассирующими пулями. Красиво. Но детей гнали прочь, и только иногда удавалось подсмотреть в щелку сквозь светомаскировку или пробраться между ногами взрослых к балконной двери.

Зато утром — бегом на улицу, на крыши сараев, где нет-нет да и попадались осколки зенитных снарядов. Взрослым — беда: крыши протекут. А нам — в радость! Осколками набивали карманы, обменивались ими между собой, «продавали» и «покупали» за игрушки. В общем, это была наша детская «валюта».

Однажды я нашел изумительно большой и красивый осколок. Не успел спрятать, как подскочил Пузо с дружками и потребовал ему показать. Он был старше, много крупнее, к тому же с ним и шпана. Пришлось показать находку, но только из рук. Рассматривая, он неожиданно выдернул у меня мое сокровище и убежал. Из ладоней, изрезанных рваными краями осколка, потекла кровь. Дома, поохав, попричитав, раны промыли и перевязали. Но я несколько дней ходил в бинтах, так как порезы гноились и сильно болели.

Карасики

Царапина

На речке Параше в войну делали запруды, для создания пожарных водоемов: одна была выше моста, что против больничных ворот, другая — у трамвайного моста, примерно на месте современных трамвайных путей. Получались очень большие пруды, шириною с нынешний Юбилейный бульвар.

Когда надобность миновала, Парашу спустили у Дарьинской бани, и по всей пойме между кочек образовались калужицы. В них мы, пацаны, обнаружили разных рыбешек: иногда крупных карасей, вьюнов, а мальков — без счета. Мальков и прежде ловили шапками или корзинками за сваями под мостами. А вот карасей не было, и тут вдруг такая рыба!

Вся детвора кинулась с корзинками на Парашу. А я тоже. И чудо — под одной из кочек мне в корзинку ввалился большой, с ладонь взрослого человека, карась. Радости не было предела. Еще бы! Это кроме славы — вкусный ужин.

Я тут же побежал к дому. Но… на моем пути встал Пузо со своей свитой. Сердце у меня опустилось под ремень.

— Дай корзину! — потребовал Пузо.

— Да там нет ничего…

— Дай!

Как я ни сопротивлялся, рыбу отобрали, да еще подзатыльник получил. Горько было до слез. Ревел до дому. И там не утешился…

Почему мне вспомнился этот верховод шпаны, гроза местной малышни? Каждый человек, встреченный нами на жизненном пути — худой или добрый — чему-то нас учит. И благодаря Пузу я сделал для себя важное открытие: раны на руках от осколка зажили, и боль забылась, а вот из-за отнятого карасика царапина в душе осталась на всю жизнь…

Махалов Ю. В.

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Вахта памяти

Сорок лет назад, в воскресенье 18 января 1970 года, на одном из стапелей цеха СКМ завода «Красное Сормово», на строящейся подводной лодке зав. №712 произошла авария. При проведении гидравлических испытаний оборудования атомной энергоустановки произошел неуправляемый пуск реактора и тепловой взрыв, разрушивший активную зону с выбросом ядерного топлива из разрушенных ТВЭЛов (тепловыделяющих элементов) и радиоактивной воды в виде пара.

читать дальше

Снего-лего

Снежные пожелания сормовичам

Кто из ребят не любит пушистый белый снег?! Таких, пожалуй, не найдется, ведь из него можно вылепить и задорного снеговика, и горку, а может, и что-то гораздо более необычное. На очередном ежегодном конкурсе «Снего-лего», прошедшем накануне Нового года в Сормовском парке, старшеклассники смогли и в «снежных скульпторов» в свое удовольствие поиграть, и даже призы за это получить.

читать дальше

Негативное влиение Нижегородского масложирового комбината

Вредит ли нам НМЖК?

В последнее время в администрацию города и лично мэру Вадиму Булавинову поступают просьбы от нижегородцев разобраться в ситуации, сложившейся в связи с негативным, по их мнению, влиянием Нижегородского масложирового комбината (НМЖК) на чистоту окружающего воздуха. «…Выбросы вредных веществ в атмосферу явно усилились, неприятный запах ощущается особенно ближе к вечеру», — пишет Валерий Федоров, житель одного из близлежащих микрорайонов.

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда