Версия для печатиВерсия для печати Культура | № 35 | Сентябрь | 2007

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/1460/

Юрий Симонов

А лето не кончилось

В самом конце лета, 24 августа сормовскому поэту Юрию Симонову исполнилось шестьдесят лет. Но читая его стихи, не веришь в этот солидный возраст потому, что его стихи по юношески искренни и исповедальны. Он лирик и художник по всей своей строчечной и жизненной сути, и одновременно он глубок и философичен.

Свой первый сборник Юрий назвал «Воспоминание о лете» — это грустное и лукавое название, так как в одноимённом стихотворении лето не кончилось, а в самой середине. Так и творчество автора, в котором он идёт от жизни, а не от литературы, в самом расцвете. Он знает истинную и горькую правду, которая, по словам Фёдора Достоевского — «выше Пушкина». Хочется пожелать юбиляру от себя лично и от многочисленных собратьев по перу, здоровья, счастья, успехов во всём и особенно в творчестве, и конечно же — новых книг. И пусть не кончается лето.

АЛЕКСАНДР ФИГАРЕВ, член Союза писателей России

Юрии СИМОНОВ

АВГУСТ

Встают сырые, серые рассветы,
И стало меньше света и тепла —
Граница между осенью и летом
По яблочному августу прошла.
Мою ладью несёт теченьем к устью,
Река судьбы прозрачна и светла.
Граница между радостью и грустью
По трепетному сердцу пролегла.
Не радует меня в туманной рани
Мельканье над волною вольных птиц
Я чувствую невидимые грани
Нигде не обозначенных границ.

СТАРЫЕ ФОТОГРАФИИ

1

Стыдливый девичий румянец,
Лучистый блеск прекрасных глаз —
Старинных фотографий глянец
Донес из прошлого до нас.
Застыли взоры, лица, даты…
Готовы за Россию в бой
И офицеры, и солдаты,
Тогда — до Первой мировой.
Нам память добрая досталась,
Храним нетленные листы —
В них Дмитриев вдохнул реальность,
Карелин — вечность красоты!
Картон. Тиснёные виньетки.
Старинный, праздничный уют…
Я верю — души наших предков
В тех фотографиях живут!

2

Мы о прошлом вспоминаем редко:
То, что было много лет назад,
Отмечают нынче чёрной меткой,
Но глаза далёких наших предков
С пожелтевших карточек глядят.
Прячем их застенчиво в альбомы,
Охраняем от недобрых глаз…
А в деревне русской — по иному:
На стене бревенчатого дома
Выставят всех рядом на показ.
С нами предки — в радости и в горе,
Видят все насущные дела.
Слышат все мирские разговоры…
Выше них — Никола и Егорий,
Что глядят из Красного угла.
Не одна солдатка иль вдовица
В доме том о прожитом грустит,
Вместе с нею дорогие лица…
Утром встанет Спасу помолиться —
Заодно их всех перекрестит.
Сколько судеб, сколько биографий,
Опалённых пламенем костров
На листах старинных фотографий
Неизвестных фотомастеров.

Валерий СТРЕКАЛОВСКИЙ

АВГУСТ

Опять мой август, грустный, пьяный…
Гуляю, словно холостяк.
Жена в Крыму жуёт бананы,
Считая верность за пустяк.
Глаза на правду закрывая,
Прервав души своей застой,
Беру от жизни каравая
Ломоть желаний золотой.
И женщина, забросив мужа,
Со мной, пока я холостяк,
Любовью августовской кружит,
Считая верность за пустяк.

Марина НЕФЁДОВА

* * *

Прикосновения любви,
Прикосновенья к вечности,
В огромном мире мы одни,
Летим по бесконечности.
Прикосновения любви,
Одно у нас дыхание,
Погасли звёздные огни
От нежного касания.
Прикосновения любви,
И мы нерасторжимы,
Уносит время годы, дни…
Живём — пока любимы.

Ася КУЗНЕЦОВА

* * *

Мы вышли радугой-дугой
В двадцатый век одной ногой
И в двадцать первый век — другой,
Себе на удивленье,
Всё время думая о том,
Куда пойдём и как пойдём,
И веря, что в пути найдём
Любовь и вдохновенье.
Горячей лавою души
На мир излиться мы спешим,
Чем, может быть, других смешим —
Себе на удивленье.
Судьба! В три пальца не свисти,
Но дай найти и обрести
И всё с собой не унести —
Любовь и вдохновенье!

Наталья ЯРОВА

* * *

Живёт душа моя, трепещет,
Горит, как факел на ветру,
То счастьем солнечным заплещет,
То затоскует по утру…
Букет причудливый сплетая,
С небесной синей высоты,
Стихов и рифм слетает стая,
Меня уносит в край мечты.
Я ставни крепче закрываю —
Не рвись, огонь, не жги меня!
Теперь я знаю, твердо знаю:
Любовь питает жизнь огня.
Приди ко мне через разлуки
Осенним днём, ненастным днём
Согреть немеющие руки
Тобою вызванным огнём.

Татьяна Бобышева

* * *

Ты ни разу не сказал: «люблю»,
Видно это слово под запретом.
Только я тебя не тороплю,
Не сужу и не прошу об этом.
Дай понять мне взглядом и без слов,
Задержи в своей мою ладошку.
Может это вовсе не любовь,
Но сгорает сердце понемножку.
Тает, тает, словно воск свечи.
Рядом ты и никого не надо.
Знаешь, лучше просто помолчим
В полночь на балу у звездопада.

Алла СОЗИНА

О РЫБКЕ (для внучки Кати)

Ярко светит солнце
В небе голубом,
С бабушкой на речку
Мы идём вдвоём.
Я люблю купаться,
Плавать и нырять,
И мгновенно рыбку
Я хочу поймать.
Рыбка — озорница
Не даётся мне,
Проплывает мимо
В синем серебре.
Спинку изогнула,
Уплывает вдаль,
Но мне почему-то
Нисколечко не жаль.

Пётр КУЗНЕЦОВ

ПОСЛЕДНИЙ ОГУРЕЦ

Друг тонет в море разливанном.
А я, конечно, по-мужски,
Как на войне, на поле бранном,
Тяну его, аж в две руки!
А он своё: «Чай, мы — Иваны,
Не всё ль равно, какой конец,
Давай-ка наливай стаканы
Да режь последний огурец!»

Борис АНДРИАНОВ

«ГАЛОША» И «ЛАПОТЬ»

Двухпалубный «Лапоть» на остров Мочальный
Отчаливал белый, старинный, печальный.
Кряхтел, содрогался, рейс — прямо за Волгу.
«Галоша» его догоняла подолгу.
Девицы-матросы, что им огороды —
Им счастья побольше, им лучшей погоды.
А те, кто на грядки — те дождик просили,
А те: кто от грядок — корзины носили.
На «Лапоть» высокий, на плоскость «Галоши»
И рейс на Мочальный прозвали — «Хороший»,
Хороший? — Хороший!
На лодке — не тоже
И страшно, и тесно…
«Галоша» похожа
На трактор плавучий — вдоль борта сиденья,
Двухпалубный «Лапоть» дымил в воскресенье.
Ока, Нижневолжская, Дятловы горы,
Корзины обратно полны помидорой,
Капустой цветною, морковью, свеклою…
Казалось, тот берег достанешь рукою.
Достанешь?! Вот «Лапоть» сиреной смеётся
С галошею серой…
А что остаётся?
Вечерние сумерки серого плёса
Да виды за Волгу с крутого откоса.

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Старые рождественские открытки

Поздравление из прошлого века

В некоторых семьях необыкновенно трепетно относятся к поздравительным открыткам от родных и близких, десятилетиями бережно хранят их. Около полутора десятков рождественских открыток сохранилось в семейном архиве сормовича Валерия Алексеевича Козлова. Благодаря этому наша газета получила возможность показать читателям, как выглядели новогодние и рождественские открытки ровно 100 лет назад, поведать, чего люди желали друг другу в эти праздники, которые и сегодня мы считаем самыми святыми и волшебными.

читать дальше

Завод Красное Сормово

История в лицах

Проведение цикла мероприятий «История в лицах» уже стало традиционным для музея истории завода «Красное Сормово». Они посвящены известным, заслуженным сормовичам-юбилярам — людям, которые в разные периоды 160-летней истории завода внесли заметный вклад в развитие производства. Музейные работники, журналисты, краеведы, ветераны предприятия рассказывают об их трудовой биографии и заслугах перед заводом. Как правило, в этот день в музей приглашаются близкие друзья и родственники юбиляров. «История в лицах» проводится для молодежи, учащихся Сормовского механического техникума.

читать дальше

Дворец культуры

Год со сказки начался

8 января во Дворце культуры ОАО «Завод «Красное Сормово» прошла традиционная, в четвертый раз, рождественская елка главы Сормовского района, организованная при поддержке Нижегородской Епархии.

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда