Версия для печатиВерсия для печати Гость номера | № 24 | Июнь | 2007

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/1233/

Книга памяти Нижегородской области

Все судьбы в единую слиты

Тяжелейшие потери понесла наша страна в годы Великой Отечественной… Точное количество погибших до сих пор неизвестно. Миллионы людей, погибшие в боях и от рук карателей на оккупированной территории, ушли в небытие, не оставив порой даже строчки с именем на памятнике. С 1992 года постановлением Правительства России началась работа по созданию Всероссийской поименной Книги памяти воинов, погибших в Великой Отечественной войне. С тех пор было издано более 700 томов с именами. Составной ее частью является и Книга памяти Нижегородской области, изданная в 16 томах. Наш сегодняшний собеседник — ответственный секретарь, руководитель рабочей группы Книги памяти нижегородцев полковник в отставке Сергей Антонов.

— Сергей Георгиевич, как все эти годы шла работа в нашей области по созданию Книги памяти?

— Эта работа началась еще постановлением ЦК КПСС в конце 80-х годов. Сначала шла подготовительная работа — по созданию карточек на погибших воинов. А в августе 92-го года, когда я пришел в рабочую группу, шла уже подготовительная работа к изданию Книги памяти. Тогда валом пошли распечатки из Всесоюзного научно-исследовательского института документоведения и архивного дела (ВНИИДАД). На этот институт замкнули Центральный архив Министерства обороны, Военно-морской архив в Гатчине, другие архивы. В 90-е годы началась непосредственная работа по изданию Книг памяти. Распечатки из ВНИИДАДа с информацией о погибших воинах приходили к нам тысячами. Все документы надо было проверить, устранить ошибки, а было их много, потом эти распечатки отправляли в районы области. Все данные военкоматов сопоставляли, проверяли. Организационной работы было очень много. Издательство на подготовку к изданию 12 томов потребовало у нас 4 года. Мы сами редактировали все тома. Словом, в этой работе в области были задействованы сотни людей. Особая благодарность — четвертым отделам районных военкоматов. Работавшие там женщины выполнили просто колоссальную работу по сверке списков погибших.

Сергей Антонов

— Вышло 16 томов Книги памяти нижегородцев. Работа продолжается?

— Да, я сейчас готовлю 17-й том. В нем более трех тысяч фамилий.

— Можно ли сказать, что работа над Книгой памяти приближается к завершению?

— Эта работа идет у нас к завершению. Но поиски новых фамилий погибших на войне нижегородцев продолжаются. Например, в Москву перед войной уехали учиться или работать тысячи нижегородцев, там они были призваны в армию и погибли на фронтах. Они занесены в Книгу памяти Москвы, но должны быть как нижегородцы записаны в Книгу памяти Нижегородской области.

— Какая доля солдат на сегодня в Книгах памяти записана как «без вести пропавшие»?

— В первых 13 томах она составляла 46,6 процента. Это значит, что было не выяснено, где они погибли. Судьбы пропавших без вести постепенно уточняются.

В 16-м томе этот процент дошел до 22.

Книга памяти Нижегородской области

— Все ли люди сегодня знают, что есть Книга памяти и где можно с ней познакомиться?

— Недавно ко мне приходил мужчина, узнать, где погиб его отец и с удивлением узнал, что есть Книга памяти. И таких случаев очень много. Хотя к моменту издания Книги памяти у нас в прессе было 40 публикаций, о том, что начинается ее издание.

— И куда надо обращаться, чтобы посмотреть Книги памяти?

— В военкоматы, в районные администрации. Редколлегия Книги памяти работает, позвонить нам можно по телефону 39-16-48.

— К вам часто обращаются?

— Очень часто. Люди просят внести в Книгу памяти какие-то уточнения, изменения, или просто удостовериться, что их родной человек в нее занесен. Обращаются к нам не только дети погибших, но и внуки. Причем внуки — чаще, дети — реже.

— Бывают ли случаи, когда судьбы погибших устанавливаются по иностранным источникам, например, по немецким спискам военнопленных?

— Однажды мне пришел список советских офицеров, погибших в одном немецком концлагере. Это было около 40 фамилий, все — нижегородцы. Раньше хорошо работала Ассоциация военных мемориалав, именно по заграничным источникам документов. Однажды мне прислали оттуда список из 600 военнопленных нижегородцев, погибших в концлагерях Финляндии. Они вошли в 15-й и 16-й тома. Много сведений присылают поисковики, работающие на местах боев.

Книга памяти Нижегородской области

— Сколько же всего нижегородцев было мобилизовано в годы Великой Отечественной?

— Восемьсот двадцать две тысячи человек. Эта цифра окончательная, но сюда не вошли те, кто был призван в армию до начала войны, кадровые офицеры, сверхсрочники.

— Последняя цифра погибших в Великой Отечественной и пропавших без вести нижегородцев, которую удалось найти — 334393…

— Сейчас, приблизительно, мы считаем, что в изданных томах Книги памяти области более 360 тысяч фамилий. Но есть повторы, по разным причинам.

— Чем все-таки можно объяснить огромное количество «без вести пропавших»?

— Первая причина — характерные особенности начального периода войны. Была неразбериха, поэтому так много и пропавших без вести. Целые части были разгромлены, некому было просто давать сведения о потерях в них. Не было в истории другой такой войны по интенсивности применения средств уничтожения. В иных операциях принимали участие более двух миллионов человек. Поэтому и большие потери.

— Сергей Георгиевич, работает ли Книга памяти так, как это было задумано?

— Увы, нет. Факты людского беспамятства порой просто потрясают. Часто люди даже не пытаются искать следы своих погибших на войне родных — отцов, братьев. Однажды ко мне пришла одна женщина, искала сведения о своем отце. Я показал ей запись в Книге памяти, она спрашивает:

«А какие льготы мне это дает?» Какие могут льготы? — «Тогда мне эта книга не нужна». И ушла. Бывает, что люди, когда находят в Книге памяти сведения о своем отце — плачут. Но большинство к этому все же равнодушны. Есть целое поколение, которое не знает своих отцов. Они не знают чувства, что такое отец. Это психологически ущербное поколение. И все же люди — очень разные. Никогда не забуду одну женщину, которая искала следы своего брата. Вышел 16-й том с его фамилией, я ей звоню, она назначила мне время, но опоздала на два часа. Оказалось, она… пирожки пекла. Для меня, чтобы отблагодарить за работу.

Валерий КИСЕЛЕВ

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››