Версия для печатиВерсия для печати Криминал | № 23 | Июнь | 2007

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/1206/

День следствия. Профессия — следователь

Профессия — следователь

В этом году МВД России в 44-й раз отметило День следствия. О своих трудовых буднях рассказал Александр Саичев, начальник отдела по расследованию общеуголовных преступлений следственного управления УВД по Сормовскому району.

— Александр Юрьевич, почему вы выбрали столь непростую и зачастую даже опасную сферу деятельности?

— Не могу сказать, что я всегда знал, что стану следователем. Сначала окончил педагогический институт и даже три года проработал в школе. Преподавал начальную военную подготовку и физическое воспитание. В 90-х, как вы помните, сложилась крайне сложная криминальная обстановка, а желающих работать в правоохранительных органах катастрофически не хватало. Однажды я услышал по радио обращение начальника Сормовского РУВД, приглашавшего устраиваться на работу в милицию. Меня это сразу заинтересовало, я решил, что такая работа гораздо более увлекательна и больше мне подходит. Уже работая следователем, получил второе высшее образование по специальности «юрист» в университете им. Лобачевского. Сначала занимался расследованием краж, грабежей, разбоев. Зарекомендовал себя, и через два года мне предложили возглавить группу по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

— Наверное, было довольно сложно с таким относительно небольшим опытом возглавить работу целого подразделения?

— Трудностей было хоть отбавляй, однако, по большей части связаны они были не столько с недостатком опыта, сколько с противоречиями и частыми изменениями в законодательстве. Начиная с 2000-го года, мы вообще не могли разобраться, какие дела можно отправлять в суд, так как законодатель постоянно изменял необходимый для предъявления обвинения минимальный вес наркотика. Острых моментов в работе всегда хватало. Ребятам из оперативной группы приходилось и на 6—7-е этажи по пожарным лестницам подниматься, и машины останавливать (по несколько человек бросаться на трогающуюся машину и вырывать ключи из замка зажигания).

— Расследованием какого вида преступлений занимается возглавляемый вами отдел?

— Незаконный оборот наркотиков, оружия, угоны, хищения. По-прежнему главная «головная боль» — наркотики. Основная проблема, как я уже упоминал, — несовершенство законодательной базы. Например, в 2003—04 годах мы вообще не могли направлять такие дела в суд, так как сбытчика по закону нужно было задерживать чуть ли не с сумкой наркотиков (настолько велик был минимально необходимый вес). Наркоторговцы чувствовали свою безнаказанность, отсюда неизбежное следствие — всплеск наркомании. Правда, с начала 2005 года ситуация начинает медленно, но верно улучшаться. В 2006 году мы направили в суд 10 дел в отношении 12 обвиняемых. Если законодательство снова не изменится в худшую сторону, то думаю, с каждым годом количество лиц, привлеченных за незаконный оборот наркотиков, будет расти, так как правоприменительная практика нарабатывается постепенно.

Яркое подтверждение тому: лишь за два первых месяца этого года мы привлекли к ответственности 11 человек.

— Широко известно, что необходимость доставать деньги на все новые дозы часто толкает наркоманов на совершение преступлений. Как, по вашему мнению, наркомания влияет на общую криминальную обстановку?

— Я думаю, что около 80 процентов имущественных преступлений совершается наркоманами. Точно сказать не могу, так как с 2003 года наркоманов перестали ставить на учет. Если бы у нас были статистические данные о количестве лиц, подверженных наркотической и алкогольной зависимости, мы бы просто ужаснулись. Если говорить, скажем, о квартирных кражах, то в абсолютном большинстве случаев их совершают асоциальные элементы. Количество «серьезных» квартирных краж сегодня резко идет на убыль. Во-первых, потому что в большинстве квартир установлены надежные двери, многие сдают квартиры «на пульт». Во-вторых, преступникам стало невыгодно воровать в «среднестатистических» квартирах. Техника, золото, хрусталь не стоят затраченных усилий и риска. «Профессионалы» идут на кражу только если заведомо знают, что в квартире находятся большие денежные суммы. Основная же часть преступлений совершается в малообеспеченных квартирах, когда пинком выбивают «фанерную» дверь и воруют только какой-нибудь сотовый, потому что больше и взять нечего. Раз уж речь зашла о сотовых телефонах, хочу заметить, что сегодня по причине существования большого количества пунктов приема наблюдается резкий скачок числа их хищений. Реализовать похищенный телефон можно легко и выгодно, поэтому для устранения данной проблемы в первую очередь необходимо решение администрации о закрытии этих приемных пунктов.

— Вы говорили, что возглавляемый вами отдел занимается расследованием преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия и хищением транспортных средств. Что можно сказать о преступлениях этого вида? Например, какие машины в основном угоняют?

— Абсолютно любые, дорогие машины — на заказ (их тут же перегоняют в другие регионы или страны ближнего зарубежья), все остальные, как правило, разбирают на запчасти. Занимаются этим «промыслом» одни и те же лица. Сроки заключения небольшие, и, отсидев, угонщики тут же берутся за прежнее. В этом году мы направили в суд около 40 дел о похищении автотранспорта. По поводу оружия хочу заметить, что с каждым годом все меньше регистрируем преступлений, связанных с его незаконным оборотом и хранением. Сказывается эффективная профилактическая деятельность группы лицензионно-разрешительной работы, кроме того, ужесточили требования к оформлению лицензий, поэтому многие граждане не хотят продлевать разрешения и сами сдают оружие. Однако мы фиксируем много нападений, совершенных с применением оружия. Объяснить это можно тем, что газовый пневматический пистолет по внешнему виду практически идентичен боевому, а купить его без проблем может каждый за совсем небольшую сумму (2—3 тысячи рублей).

— Работа в следствии, наверное, отнимает много времени, в том числе и свободного. Как семья относится к вашей профессиональной деятельности?

— Во всем меня поддерживают. Жена меня прекрасно понимает, ведь она раньше тоже работала следователем. Сейчас стала адвокатом. Получилось так, что у нас в семье все так или иначе связаны с правом. Дочь тоже учится на юридическом, правда, еще не решила, что выбрать: защиту или обвинение.

Наталья БИРЮКОВА

‹‹ Предыдущая статья в архиве Следующая статья в архиве ››

Статьи из свежего номера

Поэзия сормовичей

Лира

Сормовские поэты: с новым годом!

читать дальше

Елка-шоу

Сами ёлку мы нарядим…

В Сормове есть свои предновогодние традиции. Одна из них — проведение конкурса новогодних игрушек «Елка-шоу», в котором с удовольствием принимают участие ученики с 1-го по 11-й класс школ района.

читать дальше

Негативное влиение Нижегородского масложирового комбината

Вредит ли нам НМЖК?

В последнее время в администрацию города и лично мэру Вадиму Булавинову поступают просьбы от нижегородцев разобраться в ситуации, сложившейся в связи с негативным, по их мнению, влиянием Нижегородского масложирового комбината (НМЖК) на чистоту окружающего воздуха. «…Выбросы вредных веществ в атмосферу явно усилились, неприятный запах ощущается особенно ближе к вечеру», — пишет Валерий Федоров, житель одного из близлежащих микрорайонов.

читать дальше

Магазин

Книга «Однополчане»

Книга рассказывает о боевом пути 137-ой стрелковой дивизии, ушедшей на фронт в первые дни войны.
Большое количество фотографий, документальных данных, реальных рассказов бойцов о событиях войны.

Опрос

А Вы — сормович?

Да
Нет
Иногда